Последнее обновление: 15:58 вторник, 25 января
Загрузка...
Найкращі тести
конкурс и голосование
Вы находитесь: Політика / Регіон / Конкурс «МедиаЧЕ»: 5-летняя дочка поседела, когда папа попал в плен - откровение жены АТОшника
Конкурс «МедиаЧЕ»: 5-летняя дочка поседела, когда папа попал в плен - откровение жены АТОшника

Конкурс «МедиаЧЕ»: 5-летняя дочка поседела, когда папа попал в плен - откровение жены АТОшника

С 17 мая продолжается второй, решающий этап конкурса журналистских работ «МедиаЧЕ». Лауреатов конкурса в каждой из номинаций среди победителей первого этапа выберет сама читательская, зрительская и слушательская аудитория во время голосования на странице в Фейсбуке.

Сейчас оргкомитет конкурса обнародовал материалы-финалисты для открытого оценивания.

Один из победителей в номинации «Черниговщина патриотическая» — Наталия Щербина со статьей «5-летняя дочка поседела, когда папа попал в плен, — откровение жены АТОшника». Проголосовать за ее материал можно по ссылке.

Олег Иванов был призван в 1-ую мобилизацию, в конце марта 2014 года.

А летом, как только на Востоке стало «горячо», боец 1-й танковой бригады сразу поехал на передовую.

Жена Людмила рассказывает: тогда ей муж сказал, что у него армия кипит в крови. И здесь отсиживаться, когда там ребята будут воевать, он не собирается.

- Даже несмотря на то, что у нас на тот момент сыну исполнился 1 месяц, а дочери – 5 лет, он поехал, сказал только: «Я вернусь, нам же парня еще окрестить нужно». Поэтому, отпустили его только с этой надеждой.

7 июля отправлялся ешалон из вокзала. Я с сыном приехала провожать мужа, посмотрела на эту всю колонну ребят, технику... и только затем поняла, что у нас в стране действительно война. Но ребята ехали туда с улыбкой, я же сдерживала слезы. С камнем на душе отпустила его, но чувствовала, что что-то должно случиться.

У нас с дочерью была договоренность: каждое утро мы звоним по телефону папе, он рассказывает, что живой-здоровый и ребенок спокойно себе идет в садик. Олег мне не рассказывал где он, какие там условия, просто говорил - если звоню по телефону, то все хорошо.

В садике София всем рассказывала, что у нее папа военный и поехал на войну.

26 июля связь с мужем пропала. По словам Людмилы, это был выходной, дети утром уже были не спокойны. Она звонила по телефону ребятам, которые были с Олегом в АТО, но они ничего не рассказали.

- Только через несколько часов мне позвонил по телефону товарищ моего Олега и сказал: «Держись, вся колонна пропала. Точно неизвестно, но больше - ребята погибли...».

Я не поверила, такого не могло случиться. Я настраивалась на то, что все будет хорошо. Я не прекращала звонить по телефону и все-таки вызов начал идти, но никто не отвечал.

Впоследствии Людмила узнала, что ее муж в плену. Ей на телефон позвонил неизвестный, представился как комбат (авт. - ополченец). Сказал, что раненеые им не нужны, лечить их нечем, потому дали 15 дней на то, чтобы родственники нашли способ, как их вытянуть. Но заметил, что отдадут их только женам.

- Для меня было главным, что он жив. Потом дали поговорить с Олегом, он мне сказал, что действительно в плену, но все нормально. Попросил передать это родственникам бойцов, которые были с ним и чтобы вместе что-то решали.

Когда связь пропала, то первая истерика началась у дочки. Она плакала, плохо спала.

Дня через два после того, как муж пропал, Людмиле позвонили по телефону из садика и сказали, что дочка плакала.

- Причиной стало то, что какая-то "тетя-журналист" через сетку протянула девочке диктофон и спросила: «Как тебе живется, когда твой отец раненный и в плену?».

И пока муж не вернулся домой, я ребенка не водила в садик. Она очень переживала. Однажды, когда я заплетала ее, то увидела, что макушка у ребенка вся поседела - и это в 5 лет.

Теперь девочку водят к психологам, на тренинги.

- Она у нас настолько взаимоувязывается с папой, что когда он дома, она спокойна, когда в госпитале - то ребенка как будто подменивают. В учебе девочка старается и у нее все выходит.

Из плена мужчин вытаскивают жены и матери

Это были первые 13 бойцов-пленных из Черниговщины. Тогда люди не знали, к кому обращаться, что делать. Собравшись вместе женщины искали выход - как освобождать своих мужчин.

- Я смогла найти 3-х жен, маму, тетю, то есть это те, которые соглашались ехать. Но я передала сепаратистам, что буду ехать только с детьми, их оставить не на кого. Позже сказали, что это и сыграло мне на руку. Если бы мы поехали, то не факт, что добрались бы туда.

Впоследствии сепаратисты выложили видео в Интернете, как наши пленные дают интервью русскому телевидению.

- У меня муж из Одесской области, и говорит диалектом. А на видео – чисто «по-руски». Ни я, ни родные не поверили в историю, которую составили враги для ребят. После этого ролика мне звонили много знакомых со словами поддержки, никто не верил в то, что Олег рассказывал.

Хотя в Гончаровске, когда приехала в часть, услышала в спину: «Жена изменника». Их там долго считали изменниками.

(По словам Людмилы, в рассказе Олега Иванова слова о том, что территорию, где они находились, расстреляли свои - правда. )

Боец говорил, когда перед тобой держат листок с текстом, а за ним - автомат, ты и не такое скажешь. Перед этим их вынуждали читать и учить слова наизусть.

- В плену их давили морально. Например, приходят и говорят, что для коллекции не хватает уха, пальца и тому подобное.

В плен наших бойцов забрали сепаратисты. Это было в селе Красное, ребята возвращались в Луганский аэропорт после выполненного задания - удержания высоты и обеспечения безопасности вывоза раненных из аэропорта, так как 2-3 месяца аэропорт находился в кольце. И там их ждала засада, бойцы приняли этот бой, но колонна с техникой их бросила.

Освободить бойцов помог "случай"

Однажды Людмила открыла компьютер, зашла на один из черниговских сайтов, а там высветилось: «Если Вам есть о чем рассказать, пишите или звоните по телефону». И она написала.

- Впоследствии выложили статью на сайте и через несколько часов мне позвонил по телефону врач из Черниговской городской больницы №2. Сказал, что он поедет с нами спасать бойцов.

У нас несколько раз менялись планы, маршрут и т.д. Потому что были опасения, что нас самих могли «схапать» русские военные.

На следующий день со мной связался мужчина из Менского автомайдана, сказал, что есть Володя, который помогает. И уже потом я узнала, что Володя - руководитель Центра освобождения пленных ГО «Офицерский корпус» - Владимир Рубан.

Он мне пообещал, что заберет ребят. Я спросила, сколько нам это будет стоить, на что получила ответ, что в этой стране еще можно что-то сделать бесплатно.

И на завтра он поехал в зону АТО.

Возвращение из плена

Обменом занимался Владимир Рубан. Когда ребят забрали, то сначала отвезли в Мечникова, потом перевели в Черкасское отделение.

Дальше Людмила Иванова договаривалась с руководителем Черниговского госпиталя, с полковником медицинской службы Александром Слисаренко, чтобы он принял раненых.

На Востоке одна война, дома другая

- Когда ребята шли на войну, их брали, когда они пришли сюда - их не принимают. Соответственно, там на Востоке у них шла одна война, а здесь другая.

Где-то какой-то госпиталь – это война, какая-то бумажна волокита – это война, по квартире у нас в настоящий момент проблемы и, опять же, у нас война.

Муж уже падает духом и говорит, что проще поехать туда, потому что если погибнет в АТО, то семья получит выплату и сможет купить жилье для последующей жизни детей.

Наталия Щербина. Оригинал статьи обнародован на сайте издания «Высокий Вал» 19 марта 2016 года.

 

закрыть

Добавить комментарий:

Реклама на сайте SVOBODA.FM
Фотоновости

  Собака унюхал даже игрушечную гранату

SVOBODA.FM

Загрузка...
Загрузка...
RedTram
Загрузка...