Последнее обновление: 15:27 вторник, 22 августа
Загрузка...
Найкращі тести
Аналітика
Вы находитесь: Політика / Україна / Была ли неизбежной российско-украинская война?
Была ли неизбежной российско-украинская война?

Была ли неизбежной российско-украинская война?

Каковы причины острого общественно-политического кризиса в стране 2013–2014 гг., а затем российско-украинской войны на Донбассе?

Сегодня об этом говорит Игорь Рущенко – известный социолог, автор пока единственной социологической книги о гибридной войне в нашей стране. Понятно, что некоторые положения статьи вызовут возражения и даже резкое неприятие.

Слово автору:

* * *

Мне, как автору книги «Російско-українська війна: погляд соціолога», иногда задают вопрос: могла ли война обойти стороной Украину»? Я даю отрицательный ответ. Эта война началась не в 2014 г. Путин принял судьбоносное решение фактически 15 лет назад, сразу же после окончания Второй Чеченской войны.

Андрей Илларионов, советник российского президента в 2000–2005 гг. вспоминает, что впервые услышал разговоры о войне с нами в окружении Путина еще в 2003 году.

Именно в тот 2003 год была предпринята первая масштабная акция в духе гибридной войны – провокация вокруг острова Тузла. Абсолютно непонятные действия российских властей, если их рассматривать отдельно. Но это вполне логичная операция в контексте гибридной войны: своего рода «разведка боем» невоенными средствами с целью проверить на прочность украинское общество.

После этого последовали новые удары: две газовые войны (2005, 2007), торговые войны; недружественная пропаганда, которая должна была разрушать украинское общество изнутри и одновременно настроить граждан России против украинцев. На территории Украины создавалась так называемая «пятая колонна», финансировались партийные и общественные структуры, которым предназначалось в день «Д» нанести удар в спину; Россия цинично вмешивалась во внутренние дела, прежде всего, в избирательные кампании, что недопустимо с точки зрения международного права (а коли на Росії, як території, зважали на міжнародне право – при царях, генсеках чи президентах?), и многое другое.

Могли ли мы предотвратить худший сценарий и сохранить единство украинских земель мирным способом?

Теоретически – да, но для этого нужно было решить хотя бы одну из двух задач. Первое: найти на международной арене союзников, а это на практике означало вступление в НАТО. Второе: поддерживать боеготовность вооруженных сил на высоком уровне, и не допускать расколов внутри страны.

Путин это понимал, и делал все возможное, чтобы мы оставались одинокими и слабыми.

Переломной точкой мог бы стать апрель 2008 г., когда на саммите НАТО в Бухаресте планировалось дать Украине так называемый план действий для подготовки к вступлению в альянс. Это означало бы зеленый сигнал для продвижения Украины в оборонительный союз, который гарантирует нерушимость границ.

Путин этого допустить не мог, поскольку его военные планы в отношении Украины усыхали на корню, и тогда он устраивает настоящую «истерику» в разговоре с канцлером ФРГ. Ангела Меркель, чтобы не злить «друга Владимира», включает, как у нас говорят, «заднюю».

План действий Украина не получила, и осталась вне оборонительного союза. В результате у нас нет ни одного внешнеполитического союзника, готового поддержать не словом, а делом.

С 2010 г., когда президентом становится Янукович, начинается плановый и достаточно быстрый демонтаж системы национальной безопасности Украины. На руководящие должности в силовых ведомствах приходят ставленники Москвы, и даже граждане РФ. Все они (без единого исключения) изменят присяге и предадут народ Украины в день «Д». Есть такое выражение: люди – кузнецы своего счастья. И получается так, что те граждане, кто голосовали за Партию регионов и Януковича, приближали (хотели они того или нет) кровавую развязку в гибридной войне.

И вот наступило 20 февраля 2014 г. Эта дата принята у нас официально, как день «Д», т.е. начало открытой агрессии Российской Федерации.

День «Д» – этот термин, который вошел в оборот со Второй мировой войны, как обозначение даты начала стратегических операций (например, высадка союзных войск в Нормандии 6 июня 1944 г.).

Наш день «Д», в отличие от известных дат прошлого, имел некоторую странность. Пушки еще молчали, и о самой дате мы узнали, скорее, из текста на российской медали, которой щедро награждали в Москве после аннексии Крыма. Там выбита надпись: «За возвращение Крыма. 20.02.14 – 18.03.14 ».

Как-то нехорошо выходит: мы узнаем о начале войны от неприятеля… Почему так получилось? А вот тут и кроется одна из главных особенностей гибридных войн. Фактически, как мы уже сказали, война против Украины велась с 2003 г. В последнюю декаду февраля 2014 г. агрессор наметил переход от срытой фазы к решительным действиям с целью аннексии Крыма и разделения территории страны на отдельные части.

Эти нюансы гибридный войн за год до этого (январь 2013 г.) подробно объяснил в своем докладе начальник генштаба ВС РФ Валерий Герасимов на сессии академии военных наук в Москве. Если коротко, идея нового типа войны сводилась, с его слов, к следующему:

  • - войну объявлять не надо.
  • - начинается война скрытно невооруженными средствами и методами.
  • -·невоенные средства относятся к военным как 4:1.
  • - вооруженные действия приберегаются для заключительного этапа, чтобы окончательно сломить сопротивление противника и навязать ему мир на условиях агрессора.

Последнее на жаргоне российских политиков это называется «принуждение к миру». Впервые они продемонстрировали такую тактику в войне с Грузией в августе 2008 г. Против Украины регулярные части массировано были применены в августе 2014 под Иловайском. После чего начался Минский процесс, который должен был завершиться унизительным (и разрушительным) для Украины миром. Вот на этом этапе планы российской стороны начали пробуксовывать. Путин так и не достиг важных для него целей, и поэтому затягивает ведение боевых действий.

Но вернемся к роковой дате – 20 февраля. Что же имело в виду министерство обороны РФ, выпуская медаль с такой гравировкой? Кстати, она, несомненно, будет фигурировать в криминальном суде в Гааге.

Дата начала операции по «возвращению Крыма» развенчивает сразу два мифа российской пропаганды.
Миф 1: вмешательство Москвы в украинские события было вызвано беспокойством за судьбы этнических русских в Крыму. Но всем известно, что 20-го и в последующие два дня в Крыму было «тихо».
Миф 2: действие России начались после «переворота» в Киеве. Но ведь Янукович в этот день еще оставался в Киеве в должности президента, и даже 21 февраля в 16.00 подписал соглашение с оппозицией об урегулировании политической ситуации. Кстати, по условиям соглашения он оставался законным президентом до внеочередных выборов, которые могли состояться осенью 2014 г.

Так почему же Янукович спустя несколько часов садится в вертолет и отбывает в Харьков? И это не выглядело как краткосрочная «командировка», с 19 февраля он начинает планомерно вывозить свои сокровища из подвалов и комнат резиденции «Межигорье». Значит, он твердо знал, что начинается новый этап его жизни, и вмести с ним и истории страны.

Вместе с президентом-беглецом не позже 22 февраля из столицы исчезает вся верхушка силовых структур. Позднее все эти персонажи объявятся в Крыму, России, и будут выполнять определенные роли в процессе оккупации наших территорий. Вот перечень первых персон (заместителей, бежавших вместе с начальниками, мы в список не внесли):

  • Янукович Виктор - Президент, головнокомандувач ЗСУ;
  • Арбузов Сергій - в.о. Прем'єр-міністр України;
  • Лебедєв Павло - Міністр оборони України;
  • Якименко Олександр - Голова СБУ;
  • Пшонка Віктор - Генеральний прокурор України;
  • Захарченко Віталій - Міністр внутрішніх справ України;
  • Шуляк Станіслав - Командувач внутрішніми військами;
  • Березовський Денис - Головнокомандувач ВМС ЗС України.

Ясно, что такая синхронность не может быть случайностью. Путин в начале 2014 г. по факту полностью управлял верхушкой украинского государства, в частности, руководителями силового блока. Их организованный побег знаменовал начало большой игры, это был всего лишь элемент в цепи запланированных событий.

Открытое вторжение кремлевский диктатор, очевидно, планировал на 23 февраля – во многом символическая дата для страстного поклонника СССР. Но тут дело не только в символах: этого числа в Сочи закрывалась зимняя олимпиада. Начать агрессию в момент олимпийских игр было неудобно по политическим соображениям. Путин не собирался откладывать войну в долгий ящик, 23 – это последний рубеж на пути эскалации агрессии. Ему предшествовала цепь подготовительных операций.

Майдан, который, собственно, и спровоцировал Путин, когда 6 ноября 2013 г. на военном аэродроме под Москвой заставил Януковича принять решение отказаться от евроинтеграции даже в форме ассоциации с ЕС, был для кремлевского босса, как говорят политологи, «окном возможностей». Нужно было не дать ему «заморозиться», и во что бы то ни стало тянуть события до последней декады февраля. Учитывая контроль над киевскими властями и обширную агентуру во всех слоях украинского общества, технологически было не сложно поддерживать напряжение, и не дать угаснуть острым событиям.

Зачем был нужен Майдан Путину? Это была прекрасная возможность погрузить Украину в хаос, и таким путем добиться своих целей. Тактика «управляемого хаоса» была подхвачена российскими военными и политологами, близкими к планированию гибридных войн, сравнительно недавно.

Впервые идея «управляемого хаоса» была высказана американцами в связи с планирование «войны в пустыни» против режима Саддама Хусейна. Этот опыт и соответствующие публикации американцев (например, статьи Стивена Манна) внимательно изучили русские эксперты, и признали это важным элементом современной войны.

Тактика искусственного хаоса превратилась в своего рода стержень «русской весны» на востоке и юге Украины. В рамках общей тактической установки, Майдан рассматривался как магистральный путь к массовому насилию и погружению Киева в хаос. Одновременно вооруженные силы, милиция, внутренние войска, СБУ должны были быть обезглавленными, что, по замыслу агрессора и добавит хаоса, и парализует силовой блок, как утративший управление. Вот в чем был смысл исчезновения руководителей силовых структур из столицы. Янукович и генералы, находясь в Киеве – становятся помехой разыгрываемой партии.

18-20 февраля насилие в Киеве достигает апогея. Наступает 20 число. Чем оно врезалось в нашу память? Конечно, массовый расстрел на улице Институтской. Мы привыкли воспринимать это событие как финальный трагичный аккорд Майдана.

Но взглянем на него с точки зрения Путина и в аспекте логики первого дня войны. Убийство украинских патриотов, конечно, не могло не порадовать вдохновителя и организатора войны. Именно в этот день в Киев прилетал В.Сурков – правая рука Путина, чиновник, отвечающий за украинское направление и ведение гибридной войны; его сопровождала группа высокопоставленных офицеров и генералов ФСБ. Есть версия (ее высказывали Наливайченко и Порошенко), что именно эта группа управляла «работой» снайперов. Но это не было убийством ради убийства, ставки были выше.

Мало кто из экспертов обсуждает эту тему, но расстрел патриотов производился на фоне отката силовиков. Кто-то отдал приказ не просто отойти с Майдана, но и снять охрану с административных зданий, которые оборонялись «железным редутом» из «Беркута» и подразделений внутренних войск еще с начала ноября. Более того, силовики спешно грузились в служебные машины, автобусы и покидали город.

В Киеве было около 20 тысяч сотрудников правоохранительных структур, причем, управление ими не было потеряно, перехода на сторону революционеров, как это знает история революций прошлого, тоже не наблюдалось. Янукович мог сохранять свою власть еще достаточно долгий период времени. Тем не менее, он, верхушка страны, силовики буквально испаряются из столицы в течение одних суток. Это не могло быть случайностью.

20 февраля был приведен в действие план «А», который должен был закончиться исчезновением Украины с политической карты мира. Расстрел протестующих выполнил еще одну функцию: отвлек внимание страны от действий агрессора. И для Путина в этот день все складывалось удачно. Но что еще должно было произойти до 23 февраля? И почему Янукович вылетел не в Крым и не Россию, а в Харьков?

Перенесемся в Харьков. Утром 22 февраля в город втягивались большие автобусы, которые везли с разных областей востока и юга депутатов местных советов от Партии регионов и Компартии, верных Януковичу, для проведения какого-то съезда во Дворце спорта.

Никакими партийными уставами или государственными документами такие съезды не предусматриваются. Что можно решить на собрании, не имеющего законного статуса? Кем и зачем собирались эти люди? Сами действующие лица (точнее – статисты) во Дворце спорта не могли четко сформулировать цель своего присутствия, но по общим настроениям догадывались, что они как бы играют роль «антимайдана».

Это было частью технологии, которая готовилась заранее. Напомним, что в начале февраля, в этом же зале, собирался так называемый «Украинский фронт», где в президиуме сидели, в общем, те же руководители – Гена Кернес, Миша Добкин и компания. Очевидно, это была репетиция более важного события.

22 февраля все было гораздо серьезнее, и с большим размахом: ждали появления Януковича (он отсиживался после прилета на правительственной даче под Харьковом), присутствовала представительная делегация политиков из Российской Федерации. К Дворцу спорта подтягивался митинг сторонников Януковича, правда, основную массу составляли работники коммунальных предприятий, мобилизованные в принудительном порядке. Но был и «Оплот» Жилина для силового прикрытия. Возле Дворца возвели сцену, значит, по сценарию, после чего-то очень важного в середине здания, действие должно было быть продолжено в формате митинга на улице. Народное одобрение – вот зачем стягивались депутаты и бюджетники. Что же планировали организаторы?

Теперь, когда есть понимание того, что 22 февраля мы уже образно говоря «были на войне», все видится куда более драматично. Готовилась не пропагандистская и не политическая акция. На календаре Путина значился третий день активных военных действий, на следующий день его руки уже были бы полностью развязаны, любые средства теперь хороши.

Харьков должен был стать воротами агрессии и захвата Украины, как это уже было в 1917–1918 годах. Никогда Москвой столица Украины не захватывалась с юга. Сто лет назад работала безотказная технология: захватить Харьков, объявить его столицей пусть даже фейковой советской Украины, привезти марионеточное правительство из Курска, а потом уже атаковать от имени «новой власти» Киев с севера, через Чернигов.

Тогда все получалось. Так почему сто лет спустя не пойти тем же проверенным путем? Теперь даже проще: есть законное правительство Украины, которое согласно выполнить волю Кремля. Вот для чего Янукович нужен был в Харькове, а не в Киеве. И президент-предатель готов был выполнить любой план Москвы, но что-то не складывалось в этой игре.

В картине не хватало решающего пазла – за Януковичем в Харьков не последовало преданное ему большинство Верховной Рады. Делегаты малопонятного съезда были лишь ширмой, их задача – освятить то, что должна была принять высшая и законная власть. Но народные депутаты, за исключением нескольких наиболее одиозных фигур из числа тех, кто перебегут потом в Россию, уже предали бывшего хозяина. Любовь на олимпе бывает только по расчету.

Каким мы видим этот план «А», если бы успех сопутствовал хозяину Кремля? В Харькове большинство Верховной Рады принимает несколько документов, чтобы сделать законным открытое вмешательство России в украинские дела, а Янукович оперативно подписывает законопроекты.

Во-первых, Харьков объявлялся временной столицей Украины, и здесь размещались органы высшей государственной власти.
Во-вторых, постановлением парламента Киев объявлялся городом, захваченным террористами (фашисты, нацисты, бандеровцы и т.п. мемы), о чем срочно оповещался весь мир, парламенты, главы государств.
В-третьих, Рада, президент, правительство обращаются к «братскому российскому народу» с просьбой помочь навести законный порядок.

К последнему пропагандистская машина Кремля была готова, сделаны соответствующие заготовки. Тогда обращение так и прозвучало, но уже 1 марта, через неделю, Янукович от себя лично нижайше просит Путина ввести войска: «обращаюсь к Президенту России В.Путину с просьбой использовать Вооруженные силы Российской Федерации для восстановления законности, мира, правопорядка, стабильности и защиты населения Украины».

Если бы план «А» получил развитие, 23 февраля на Киев кратчайшим путем (200 км) начали бы свой марш войска северной группировки, которая в двадцатых числах была стянута к границам Черниговской и Сумской областей.
Вот ее состав на 23 февраля: личный состав – 8000, танки – 170, ББМ – 520, артилерийские системы –120, боевые самолеты – 40, ударные вертолеты – 20.
Еще три группировки были сосредоточены вдоль всей российско-украинской границы южнее вплоть до Азовского моря. Конечно, указанными силами Путин бы не ограничился, он мог маневрировать, использовать десантные войска, привлекать к операции отдельные украинские части.

Ситуация могла быть копией ввода войск Варшавского договора в ЧССР в августе 1968 г. Тогда ведь чехословацкие руководители не выдержали шантажа Москвы, и были вынуждены отдать приказ своим вооруженным силам оставаться в казармах, и не препятствовать движению военных колон на Прагу. Пражане проснулись – а под окнами уже стоят танки со звездами.

Разница в том, что Путин не оставил бы Украину в ее официальных границах, у него был план расчленения страны. Проект «Новороссия» уже лежал на его рабочем столе. Были и другие «интересные задумки», как навсегда избавиться от «кошмара Украины».

В этот памятный день, и в ночь на 23 февраля, в Москве напряженно работали военные, перерабатывая поступающую информацию, горели все окна на Лубянке, в зданиях министерства обороны и генерального штаба. Путин непрерывно совещался с приближенными, вырабатываю дальнейшую тактику. По его признанию, он отправился спать только в 7 часов утра 23 февраля.

План «А» рухнул, но кремлевский диктатор ввел план «Б» – оккупация Крыма; и когда убедился, что колесо войны раскручено – решил отдохнуть от трудов неправедных. Вот почему с ночи 23 февраля крымчане начали замечать движение российских войск, боевые вертолеты в небе, о чем и поделился в социальных сетях. Уже утром в Севастополе собирается митинг, где впервые были подняты российские флаги, раздались призывы к Путину – «спасти», и на всякий случай был избран «народный мер».

Потом это станет фирменной технологии «русской весны» – самозванцы будут избираться народными губернаторами, мерами во многих городах юга и востока. В Крыму такой шаг был излишним, полуостров был быстро оккупирован войсками специальных операций, а в других городах – это рассматривалось как путь захвата власти. Оставил ли Путин в покое Харьков и другие города после вторжения в Крым? Нет, он изменил тактику и отсрочил захват на несколько недель. Напряжение в Харькове нарастало, а следующая волна гибридной войны по команде из Москвы покатилась 6 апреля. Но это, как любят говорить писатели – уже другая история. Вернемся к событиям февраля.
Почему же не удался план «А»?

План создания искусственного хаоса в Киеве потерпел неудачу. Ни одно административное здание, в т. ч. Верховной Рады, администрации президента, правительства захвачены не были. Здания силовых министерств были брошены, кабинеты пустовали, офицеры отсиживались по домам, но никаких попыток проникновения посторонних не наблюдалось.

Погромов магазинов, поджогов автомобилей, бесчинств толпы почти не было. Наоборот, после исчезновения с улиц Киева милиции общественный порядок в микрорайонах начали поддерживать активисты, были случаи, когда они на патрулирование буквально вытаскивали с отделений милиции растерянных сотрудников, чтобы действия смешанного патруля имели законный характер.

Здесь украинцы проявили свои лучшие качества и доказали, что они являются, по сути, европейцами, способными к самоорганизации, дисциплине, ответственности. Очевидно, в Москве, когда планировали операцию зачистки Киева от силовиков, рассчитывали на обратный эффект.

Прочитаем внимательно обращение Януковича к Путину о вводе войск, вот какая там используется аргументация: «В стране царит хаос и анархия… Под воздействием западных стран осуществляется открытый террор и насилие, люди преследуются по политическим и языковым признакам».

То есть домашняя заготовка уже не соответствовала действительности, разрабатывая сценарий, россияне явно мерили ситуацию по себе. Ведь в близких сценариях, когда совершались революции в России, и временно исчезала власть, там дело заканчивалось грабежами, мародерством, насилием.

Об этом не любили писать советские историки, но после взятия революционной толпой Зимнего дворца в октябре 1917 г. начался грабеж царского имущества, изнасилование женщин из «бабьего» батальона, а потом орда ворвалась в винные погреба, и вот тут все и началось… ценнейшие винные коллекции были уничтожены, зафиксированы смерти от перепоя и отравления винными парами (некоторые провели в подвалах по много часов, не имея сил оторваться от запоя и подняться наверх).

В Киеве мы наблюдали прямую противоположность – активисты взяли по своей инициативе под охрану дворец Януковича, тысячи желающих осматривали имение, начиная с 22 февраля, но эксцессов практически не было. События 2014-2017 гг. показали принципиальные цивилизационны различия между Киевом и Москвой.

Война не носит межэтнический характер, спор идет о более глубоких вещах. Если в одной цивилизации не могут понять, как может возникнуть элементарный порядок без барина, кнута и тюрьмы, то в другой – явная склонность к сознательному деятельному анархизму и, по терминологии Михаила Драгоманова, «безначальству».

Второй просчет агрессора связан с психологией народных депутатов, многие из которых напряженно выжидали, где будет центр власти. Возможно, план сорвал сам Янукович, который слишком долго грузил свое барахлишко в «КамАЗы» и вертолеты, и опоздал с отбытием в Харьков на сутки. Сколько же добра вывез Януковича и куда? Пока ясного ответа на этот вопрос нет. Трех суток ему не хватило, он оставил во дворце материальные ценности – картины, скульптуры, вещи, которые оцениваются в миллионы евро. Значит, забрал с собой миллиарды?

Есть мнение, что Виктор Федорович сумел за неполные четыре года стяжать около 30 млрд долларов наличными. Представим это физически. Миллион долларов можно уложить в чемодан (сто пачек стандартной банковской упаковки с банкнотами $100). Тогда миллиард – это тысяча чемоданов. Сможет ли столько забрать за раз грузовая машина? А если это 30 млрд? Нужно снаряжать большую колонну, которая растянется на несколько километров по дороге. Слишком заметно. И много свидетелей – водители, охранники. Что делать с ними? По законам мафии – от них нужно избавляться. Если возить незаметно и челночным способом, то вся операция сильно затягивается. Вот и не успел, бедняга!

Судьба плана «А», вероятно, решалась вечером 20 февраля, когда депутаты около 17 часов начали собираться в здании Рады. Служащих не было, долго не могли запустить электронную систему голосования, но главное – отсутствовал кворум; и только около 22 часов стало ясно: число депутатов в зале превышает 225.

Центр власти остался в Киеве. Уже на следующий день депутаты голосуют за возвращение Конституции 2004 года, где права президента были урезаны (поддержано 386 голосами!). С этого момента, т.е. еще перед побегом из Киева, Янукович превращается в политического лузера, от него отвернулись его же соратники. Вот почему он уже становится не интересным Путину. Днем 22 февраля ему дается приказ выбираться в Россию, и, в конце концов, Януковича 23 февраля подхватят российские вертолеты в районе Бердянска, нарушив воздушное пространство Украины.

И, наконец, последний фактор провала плана «А» – тысячи простых харьковчан и жителей области, которые подтянулись в это памятное утро к Дворцу спорта. Они не знали, что именно намечается, но понимали: готовится какая-то подлость. И не ошибались.

Когда стало ясно, что план «А» терпит неудачу, сепаратистская тусовка стала рассыпаться на глазах. Гостеприимные хозяева – Кернес и Добкин – буквально в панике бросились к своим машинам и помчались в аэропорт, где их ждал самолет, чтобы экстренно доставить в Россию. Депутаты из областей побрели к своим автобусам, гадая, что же это было. Народная поддержка в виде митинга бюджетников перестала существовать в одно мгновение.

Остались патриоты Украины, которые превратились в победителей на этом этапе войны. Они гордо шли колоннами по центральным улицам Харькова, чтобы уже вечером провести митинг на площади Свободы, шествие возглавляли футбольные болельщики «Металлиста» и луганской «Зари». Это было символично – молодое поколение выбрало Украину.

В конечном итоге, гражданское патриотическое сопротивление стало щитом Харькова; в марте – апреле «русская весна» захлебнулась; сотни тысяч харьковчан не превратились в беженцев, как многострадальные луганчане и дончане.

Следовало бы в Конституцию Украины внести статью примерно такого содержания: «Громадяни України в умовах зовнішньої агресії, і невиконання державними інституціями у повному обсязі обов'язків по захисту територіальної цілісності країни, мають право на силовий опір щодо агресора та його посібників (колабораціоністів). Держава мусить надати патріотичним громадським структурам усі необхідні засоби оборони нелетального і летального характеру».

Игорь РУЩЕНКО, доктор социологических наук,
профессор (Харьков). Специально для «Ostrovok»
Мордор агресор Лавров ордло

закрыть

Добавить комментарий:

Реклама на сайте SVOBODA.FM
Фотоновости

  Собака унюхал даже игрушечную гранату

SVOBODA.FM

Загрузка...
Загрузка...
RedTram
Загрузка...