Последнее обновление: 15:58 вторник, 25 января
Загрузка...
Найкращі тести
ЗЕМЛЯКИ-ПУТЕШЕСТВЕННИКИ
Вы находитесь: Культура / Архітектура / Степные странствия по Казахстану
Степные странствия по Казахстану

Степные странствия по Казахстану

С тех пор, как черниговский путешественник Александр Волощук рассказал о своем пребывании на Северном Кавказе, прошло больше месяца («Черниговщина» №27 от 4 июля). Все это время он находился в Казахстане, преодолев и автостопом, и пешком около 5000 километров. Очередное электронное письмо Александр послал из Алматы в канун отъезда в Киргизстан.

Слово – автору.

– Нынешнее посещение Казахстана было для меня четвертым. В этот раз более обстоятельно и системно познакомился с душой Казахстана, его историей и людьми.

Алгемба

Путь от Аральска до Атырау (новое название Гурьева) преодолел быстро: эти города соединяет новая современная автотрасса. Здесь я стал первым пассажиром новенькой «Daewoo», которую молодой казах Дастан приобрел лишь вчера. А путь от Атырау в Актюбинск оказался значительно сложнее. Тамошняя «трасса» – песчаная колея среди голой степи. Чтобы преодолеть эти 600 км, водители тратят по меньшей мере два полных дня. «КАМАЗ», на которым я ехал, попал в песчаную буревал. Впервые в жизни пришлось увидеть, как «дворники» расчищают лобовое стекло от песка.

В Атырауской области (как и до этого в Саратовской области России) исследовал так называемую Алгембу – недостроенную железную дорогу Александров Гай – Эмба. Это первое «большое строение», инициированное Лениным.

В 1919 году большевистская Россия, разорванная фронтами гражданской войны, потеряла доступ к нефти Грозного и Баку. Поэтому и было решено вывозить нефть из месторождений Эмбы в Западном Казахстане. Для того и строили железную дорогу, которая бы соединила Эмбу с железной дорогой европейской России. На сооружение Алгембы даже сняли с фронта армию Михаила Фрунзе, и бойцы сменили «мечи» на кирки. Мобилизировали в такую «трудармию» и местное население. Условия работы были сверхтяжелыми, обеспечение – минимальным. Зимние морозы сверх -40°, тиф и холера «косили» строителей железной дороги. А руководство Алгембы дерибанило государственные средства. Фрунзе узнал об этом. Есть основания считать, что загадочная смерть легендарного комдива прямо связана с Алгембой.

В октябре 1921 года большевики получили доступ к грозненской и бакинской нефти, и Алгемба потеряла значение. Сооружения остановили. Недостройка стоила государству огромных денег, а народу – 35 тысяч жизней.

Имея давний интерес к подобным строениям, я начал исследование Алгембы еще в Саратовской области. Там от нее осталось 50 км земляной насыпи, которая идет в сторону границы Казахстана. А в Атирауской области Казахстана остался вокзал в Доссори и действующая железная дорога Макат – Индербор (построенная в 1970-х на старой насыпи Алгембы), по которой проходит несколько грузовых поездов в неделю. Именно по этому участку я и прошел, чтобы собственными глазами увидеть первое советское «большое строение».

Аральское море возвращается

Еще с 2005 года я пытался увидеть Аральское море. Однако от узбекского города Муйнак, где когда-то был морской порт, Арал отошел на 150 км, и тогда я море так и не увидел. Но не оставил свой замысел. Поэтому решил добраться до Арала уже с северной, казахской стороны.

В 1960 году город Аральск находился на берегу моря, здесь был морской порт и базировалась рыболовецкая флотилия. В 1973 Арал отошел от города на 20 км, а в 2004 местным рыбакам, чтобы добраться до моря, следовало преодолевать по пустыне уже 120 км.

Почему Аральское море стало мелеть? Виной – недальновидность человека. В начале 1960-х годов воды Амударьи (одна из двух больших рек, которые впадали в Арал) стали отводить в каналы для орошения хлопковых полей. Сток в море резко сократился, и площадь водной поверхности Арала за 40 лет уменьшилась втрое. Там, где когда-то шумели морские волны, теперь лишь ветер переметает с места на место песчаные барханы.

Но человек все же опомнился и Арал стали спасать. Благодаря недавно возведенной дамбе воды Сирдарьи стали наполнять северную часть прежнего моря – так называемый Малый Арал. Вода медленно поднимается, и море стало на 20 км ближе к Аральску. Приехав в этот город, я надеялся увидеть «кладбище мертвых кораблей», но почти все они уже порезаны на металл. Их заржавевшие «скелеты» лежат на дне сухой бухты. Чтобы увидеть настоящее корабельное кладбище, следует преодолеть по пустыне 70 км к югу от Аральска. Там, среди песков, сиротливо стоят сейнера и баркасы, буксиры и баржи.

В далекой перспективе Малый Арал может вернуться в Аральск. А относительно южной части моря (Большой Арал), то здесь, как говорят, без вариантов: Амударья к нему даже не доходит, теряясь в песках новообразованной пустыни Аралкум. Для правительства Узбекистана значительно более важны месторождения природного газа, открытые на шельфе усохшего моря, чем само море.

На обломках ГУЛага

Пейзажи казахстанских пустынь и степей сопровождали меня на протяжении многих дней. Большую часть дороги от Аральска до Кызылорды проехал с украинским дальнобойщиком с Черновицкой области. Как и я, он был удивлен неожиданной встрече за несколько тысяч километров от Украины. Наконец добрались до Жезказгана – промышленного города среди степи в самом центре Казахстана.

Земля здесь красная. Она богата медью и полита человеческой кровью. Когда-то здесь находился Кенгирский лагерь. В 1954 году в нем произошло восстание, на подавление которого власть направила танки. Здесь всюду медные шахты и рудники. Действующие и заброшенные. И шахтерские поселки – живые и оставленные людьми. Я пришел на железнодорожную станцию Весовая. На нее когда-то привозили в «телячьих» вагонах узников Кенгира. Сегодня по территории станции ходит охранник, молодой казах. Он ничего не знает ни о Кенгире, ни о ГУЛаге. Хоть на некоторых станционных сооружениях до сих пор есть лагерные решетки.

Жезказган, Караганда. Здесь много украинцев – потомков «спецпереселенцев», детей и внуков репрессированных воинов УПА и простых сельских тружеников из западных областей Украины. Даже после освобождения из лагерей они не имели права возвращаться на родину. Поэтому и образовалась в этом степном крае достаточно крепкая и действенная украинская диаспора, которая имеет свои греко-католические храмы, где службы ведутся на украинском языке и украинскими священниками с Ивано-Франкивщины и Тернопольщины.

Еще один прежний известный лагерь я посетил поблизости Астаны. Это АЛЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников Родины). Несколько тысяч женщин отбывали наказания в АЛЖИРе, многие из них нашли свою могилу в глухой казахстанской степи. За какую провинность? «Вины за собой мы не знаем. Нам каяться было бы грех».

Невъездной

В Караганде получил известие, что МИД Азербайджана признал меня персоной нон-грата и въехать в страну я не смогу. Это из-за моего визита в Нагорный Карабах в 2011 году и рассказ об этой непризнанной стране в сумском еженедельнике «Панорама». Впрочем, это меня почти не огорчило, ведь во время предыдущих путешествий я уже объездил Азербайджан вдоль и поперек.

Продолжение следует.

В последующих планах путешествия – Киргизстан, который станет моей 25-й страной. Впереди – Бишкек и Ош, озеро Иссык-куль и могила Николая Пржевальского, Памирский тракт и горы Тянь-шаня. О своих киргизских странствиях расскажу в следующем письме, а пока поздравляю читателей «Черниговщины» с Днем Независимости Украины.


Увеличить

Дальнобойщик едет в ночь


Увеличить

в Атырау


Увеличить

Алгемба


Увеличить

*Корабль пустыни* поблизости Аральска


Увеличить

казахстанские дороги (вид с кабины фуры)


Увеличить

красная земля Жезказгана


Увеличить

с украинцами Жезказгана


Увеличить

оставляю запись в книге почетных гостей в украинской горнице Караганды


Увеличить

мертвые корабли за 70 км к югу от Аральска


Увеличить

пр. Сталина - это старая Караганда 1950-х годов

закрыть

Добавить комментарий:

Реклама на сайте SVOBODA.FM
Фотоновости

  Собака унюхал даже игрушечную гранату

SVOBODA.FM

Загрузка...
Загрузка...
RedTram
Загрузка...