Останнє оновлення: 15:49 понеділок, 17 січня
Рассказ
Ви знаходитесь: Культура / Література / Павло Парфін / Президентская кампания в домашних условиях

Президентская кампания в домашних условиях

"Високий Вал" мав намір опублікувати це оповідання у суботу. На жаль, через технічні причини і нероботу сервера, зробити це вчасно не вдалося. Користуючись нагодою, дякуємо автору оповідання і сумському виданню "Данкор" не просто за моральну підтримку, а за конкретні пропозиції про допомогу:

"В преддверии второго тура президентских выборов решил обратиться к Вам с коротким письмом и одновременно высылаю свой рассказ.

Еще никогда наше будущее – будущее наших соотечественников – не представлялось столь неопределенным, зыбким, как накануне "второй попытки". Возможно, уже в ближайшем будущем ее назовут великой, судьбоносной или, наоборот, - днем позора нации. Не знаю. Да и никто не знает, кроме Господа Бога. В настоящую минуту я хочу сделать замечание, касающееся не будущего – моего, моей семьи, детей, семей знакомых и детей, наконец, всех сограждан, - а той ситуации, в которой большинство из нас оказалось. Ситуации – вполне реальной, не виртуальной, разве что кое-где смахивающей на пресловутую "Матрицу", - в которой деловитые и ничем не брезгующие повара политологи многодневно промывали, прочищали наши мозги, точно свиные кишки, а затем, подобно дешевой колбасе, наше коллективное и персональное сознание фаршировали и продолжают фаршировать на всех уровнях "нужными", зачастую суррогатными взглядами, лозунгами, образами, ценностями, страхами, победами и потерями.

Мысленно оглядываясь в прошлое, я воспринимаю сейчас советскую пропаганду детским лепетом (или, может, наоборот, безобидным стариковским брюзжанием) по сравнению с нынешней. Зубастой и всеядной. Разрывающей наш разум и сердце на части, несмотря на то что эти разум и сердце принадлежат только нам одним. Заставляющей плясать наши души под ловкие дудки факиров политологов. Бесы, на мой взгляд, и то честней поступали: они хоть контракт заключали с теми, кто добровольно готов был продать душу…

Пять лет назад, в год предыдущих президентских выборов, я написал рассказ "Президентская кампания в домашних условиях", в котором попытался передать свое отношение к политическим манипуляциям над людьми и реакцию людей на эти манипуляции. Пять лет прошло… Но сюжет рассказа, к сожалению, не устарел. Наоборот, проблема, поднятая в нем, усугубилась. Гипертрофировалась!

Возможно, рассказ заинтересует Вас и посетителей Вашего сайта.
Всем светлого пути!
Павел Парфин


*1*

Море не выглядело морем. Спокойно-бирюзовое, лоснящееся на солнце, оно больше напоминало разлившийся в результате чудовищной, фантастической аварии домашний бассейн.  Было тихо и безветренно. Мальчик лет пяти, в шортах и бейсболке, медленно шел вдоль низких рекламных щитов, бесконечным пестрым ограждением тянувшихся по берегу. Наконец дойдя до шоссе, разрывавшего рекламное ограждение, он повернул в сторону моря. Вскоре почти у самой воды он увидел молодую женщину в закрытом купальнике, склонившуюся над чем-то.  Мальчик приветливо помахал ей.

При каждом движении на голове у рыжеволосой Уитни колыхался роскошный султан, в нем маняще поблескивал черный китовый ус с интернет-индикатором на конце.  Присев на корточки, женщина сканировала биосканером лилового краба.  Тут же рядом на "ноутбуке" она обработала изображение и сразу же распечатала на рулонном принтере. Наплескавшийся в бирюзовом море малыш шел к матери.  Он нес в сачке огромную медузу. Вдруг за его спиной из воды выскочила 909-ая "ауди" и, мягко приземлившись на шоссе, как ни в чем не бывало помчалась прочь от моря.

- Ма, что мы здесь делаем столько времени?

- У русских, Поль, это называется "ждать у моря погоды".

- Ма, "погода" - это мой отец?

- Да, сынок.

- И когда папа будет совсем рядом, загорится индик в твоих волосах?

- Да... Поль, не мешай мне. Твоя медуза очень плохо сканируется.

Уитни повторно просканировала медузу, критически рассмотрела ее изображение на дисплее. Уитни не устраивала расплывчатая картинка, и она решила отредактировать ее. Добавила белого цвета, еще... еще... Неожиданно живая медуза налилась белым цветом, как две капли воды став похожей на свое изображение на "ноутбуке".

- Мама, что ты наделала?!

- Не знаю, Поль. Сама не пойму... О Боже, я случайно вошла в режим интерактивного мониторинга! Но как это могло случиться? Ведь вход в него при сканировании заблокирован...

- Ма, перестань. Я все равно ничего не пойму. Пойдем лучше к ошн-шлюзу. У тебя индик на голове загорелся - значит, папа совсем близко.

Из моря к ним шагнул человек. Он был в костюме и сдвинутом набок галстуке. Поль во все глаза смотрел на отца.

- Па, а где твой "шевроле"?

Отец с виноватым видом подошел к Уитни и чмокнул ее в щеку.

- Представляешь, дорогая, у меня в транстуннеле угнали машину. Я увидел двуголовую камбалу  (их, наверное, всего с дюжину на весь океан) остановил машину и пошел ее рассмотреть. Купол в туннеле прозрачный, из самоподсвечивающегося стекла, поэтому видимость прекрасная. Вот. А когда вернулся, моей машины и след простыл. Пришлось автостопом добираться.

- Эх, Тим, какой же ты у меня все-таки тюха!

Они дружно втроем рассмеялись. Потом погрузили вещи в голубой "додж" Уитни и поехали в город.

- Тим, сегодня случилось что-то из ряда вон выходящее!

- Что, Поль опять объелся улитками?

- Послушай, Тим, сейчас не до шуток! Я сканировала большую гальскую медузу и случайно вошла в режим интерактивного мониторинга...

- Этого не может быть! Там стоит надежный блокиратор!

- Но, папа, я сам видел, как сначала мама покрасила медузу на дисплее, а потом и настоящая медуза стала такой же белой.

- Это значит, Тим, что я могу редактировать не только визуальную информацию, но и сам объект сканирования! Из этого следует, что существует неведомая раньше постоянная связь, интерактивная связь, между объектом сканирования и полученной о нем информацией...

- Этого не может быть, Уитни!

- Может, может! Тим, лучше смотри на дорогу! А-а-а!..

"Додж" на повороте слетел в кювет, перевернулся да так и замер, беспомощно задрав вверх крутящиеся колеса. Семья Коуэнов повисла вниз головой, притянутая к сиденьям ремнями безопасности. Поль плакал, а Уитни выговаривала Тиму: "Эх, Тим, какой же ты у меня все-таки тюха!"

 

...Гриценко подошел к видику и включил перемотку: "Сколько можно сопли жевать! Интерактивный мониторинг, интерактивный мониторинг!.. Ни хрена не понятно и затянуто. Где экшнз, черт побери?!"

Но все-таки он решил посмотреть до конца этот фильм, пускай бегло, но хотя бы просмотреть.  Что он, в конце концов, зря гривну пятьдесят в прокате заплатил?!

Из дальнейшего сюжета стало известно, что Тим-тюха достал-таки Уитни. Но тут очень кстати оказалось ее открытие. Она записала в своем дневнике: "...Все сущее - это информация. Это дает мне право трактовать Библию по-своему: "Сначала была информация!"

Уитни просканировала семейную любимицу - морскую свинку Кэти, изменила ей окрас в серебристо-голубой, протестировала все органы и системы, нашла в ее информационном двойнике "испорченные" файлы, отредактировала их, вылечив таким образом мочевой пузырь и надпочечники Кэти, после чего та перестала хандрить.

"Может, Уитни из своего тюхи нормального мужика сделает?" Только Серега подумал об этом, как Уитни, напоив Тима кока-колой со снотворным, принялась сканировать своего тюху... Да, Уитни разошлась не на шутку. Просмотрев пачку журналов мод и о кино, она сначала сделала из Тима фотомодель.  Разделась до гола, сняла со спящего мужа-модели штаны... а там-то прежним все осталось! Откуда Уитни знает, как выглядит член фотомодели?

Потом Уитни переделала модель на Леонардо Ди Каприо. Только он почему-то таким идиотом вышел, этот Тим Ди Каприо!.. Ладно, Уитни решила еще полистать журнал о кино и наткнулась на интервью с Андреем Дубовым, русским актером, сыгравшим последнего агента 007 - непобедимого Джеймса Бонда. Уитни пришла в восторг от дикого русского красавца: "Вот бы такого затащить в койку..." Не мешкая, она просканировала фото Дубова, нашла в Интернете его полную биографию и ГКО (главные коды организма) и начала переделывать бракованного Ди Каприо в сексуального Дубова...

Серега, посмеиваясь, ожидал результата. Результат не заставил себя долго ждать, как не заставил Уитни упрашивать новоявленного Джеймса Бонда залезть к ней в постель: красавчик Тим Дубов овладел ею раньше, чем она успела оторваться от монитора.

Правда, потом наступил миг... нет, не разочарования, а легкой грусти - грусти расставания с любимым агентом. Как и положено настоящему агенту 007, его направили на борьбу с террористами. Уитни, конечно, протестовала, она думала, что Джеймсы Бонды сражаются с террористами исключительно в кино, но поступил приказ "сверху", о котором с тревогой в голосе сообщил Тим Дубов, и она проводила его на крыльцо...

Чтобы скоротать тягостные минуты ожидания, Уитни склонировала себе еще двух мужей. Разумеется, не Дубовых: ведь у каждой женщины может быть лишь по одному агенту 007, да и то не всегда... Так вот, занялась Уитни клонированием и "состряпала" себе прежнего Коуэна-ученого и Коуэна-кухарку.  Так забавно было наблюдать за двумя Коуэнами, как две капли воды похожими друг на друга и в то же время такими разными: новый старый Коуэн понятия не имел, как приготовить гуляш по-пражски, а Коуэн-кухарка благоговел перед трудами "однофамильца", наваленными в кабинете Коуэна-ученого...

Гриценко опять надоело вникать в эту голливудскую киноразмазню, он немного перемотал вперед и включил видик на классном эпизоде: Уитни нашла свою лучшую подругу Хэрри в постели с Дубовым. Оказывается, ее агент 007 даже и не думал отправляться на какую-то там борьбу с террористами - соблазнившись большой грудью Хэрри, он протрахался с ней, наверное, треть фильма. Уитни, разумеется, приревновала, психанула как следует и пообещала отомстить: "Так не достанешься ты никому!" Она снова села за компьютер, начала вытирать какие-то файлы, вместо них создавать новые...

Гриценко уже в который раз включил перемотку. "Задрала эта Уитни. Такого мужика себе слепила - и не довольна! Ишь ты цаца какая, американская: хочет, чтоб мужик был красивый и других баб не трахал. Среди нашего брата таких навряд ли сыщешь..." - размышлял вслух Серега и не заметил, как кончилась кассета.  Он прокрутил ее назад, включил, собираясь узнать, во что выльется месть Уитни агенту 007... но услышал лишь свои досужие рассуждения: "...Ишь ты цаца какая, американская: хочет, чтоб мужик был красивый и других баб не трахал…"

"Е-мое, я, кажись, стер конец фильма... Как же я теперь кассету в прокат понесу?.. Так, спокуха, Серега, ща шо-нибудь придумаем..." Серега полез в сервант, где стояло десятка три его собственных кассет и стал внимательно читать их корешки.

 

*2*

 

Гриценко, обросший трехдневной щетиной (которую в народе называют по-университетски изысканно - "гарвардской бородкой"), сосредоточенно жарил рыбу. Час тому назад Серега вернулся с рыбалки и теперь, не глядя, хватал из большой миски с подсолнухом на боку собственноручно чищенного окунька. Хватал, мигом обваливал в муке, насыпанной прямо на стол, и отправлял в исходящий вкусным чадом "крематорий" - на сковороду со шкварчащей олией. И так - окунек за окуньком. А всего истекало соком в той миске еще десятка четыре речной рыбешки.

Маслеными руками, не в силах удержаться, Серега время от времени распахивал "Снайге" и отеческим взглядом грел бок "Особливой". Вынул пучок зеленого лука, провел им под острой струей холодной воды, стал крупно нарезать к остывающей цвета румяного хлеба рыбе. Не успел - в дверь позвонили.

- Ну ты, Тарзан, даешь! - прямо с порога наехал Витек Андрейченко, размахивая перед носом Сереги видеокассетой. Потом запнулся, потянул носом - и тотчас подобрел. - Шо, неужто я на знатный ужин нарвался?

- Знатный не знатный, а жареными окунями я тебя угощу. Под это дело.

- "Это дело", небось, сам гнал?

Вместо ответа Гриценко распахнул холодильник и вынул бутылку водки - несмотря на обилие Серегиных согревающих взглядов, водка охладилась как надо.

- Вот это бальзам на мою душу!.. И на печень тоже. Ну, Серега, порадовал меня, так порадовал. С чего бы это только? Неужто знал, что я приду? Вот с ней? - Витек загадочно кивнул на видеокассету.

Приятели сочно дзинькнули стопками, так же сочно захрустели окуньками. Оба ели рыбу с головой. Серега подвинул Витьку блюдце с нарезанным зеленым луком.

- Не-е, я такой не полюбляю. Я полюбляю целый лучок, да чтоб головка покрупней была...

...Они выпили, наверное, по пятой, когда Серега решил напомнить Витьку о цели его прихода.

- Да ладно, Серега, шо теперь обсуждать. Теперь у тебя один аргумент - наливай! - философски подытожил Витек и ткнул в солонку здоровенной лучиной.

- Не налью, пока не расскажешь, в чем дело... На кассете все должно быть в ажуре - мало кто догадается, что там концовка неродная.

- Мало кто?! - искренне возмутился Витек и едва не подавился косточкой. - Слушай, Гриценко, сначала ты меня чуть не свел в могилу вот этим вот кино, - Витек постучал рукой по кассете, - я так ржал, что живот разболелся. А теперь, видать, решил добить окунями.

- Да расскажи ты толком, что ты увидел на этой кассете, будь она неладна! - не выдержал Гриценко. Довольный своим наездом на Серегу, Витек начал рассказывать:

- Взял я два часа назад в прокате у Эдика Салия новую кассету - "Жена Гомо Информейшн". Сначала даже подумал, что кино про жену какого-то гомика. Потом гляжу: гомиков не видать, одна научная фантастика прет. И такая тягомотина: "Сначала была информация..." и так далее. Тьфу! Потом, когда эта баба-ботаник себе трех мужей забабахала, веселей стало. Гляжу: собралась своему мужу Джеймсу Бонду за измену отомстить. Ща, думаю, превратит его в паука или ваще сотрет к ядреной матери... как его правильно... файл. И тут вдруг - раз - и заскакал с ветки на ветку патлатый Тарзан. Вот это баба отомстила, думаю...

- Классно я вышел из положения, да?.. Ты ведь не знаешь, Витек, я буквально перед тобой брал эту кассету и случайно стер концовку. Долго думал, чем дописать, и решил "Тарзаном". Согласись, более-менее подходит по смыслу.

Серега, по-детски улыбаясь, разливал последнюю водку. Витек, наоборот, серьезно-серьезно смотрел на приятеля:

- Гриценко, а ты и вправду артист...

- Монтажер, мой друг, монтажер! - перебил довольный собой Серега.

- ...Как ты артистично окучивал картошку - кустик за кустиком, кустик за кустиком!

- Ты шо, Витек, спятил? Причем тут я и картошка, когда мы о Тарзане говорим?!

Витек молча встал, подошел к видику, вставил кассету.

 

...Уитни, влажно глядя на монитор, с которого ей нагло улыбался ее неверный Тим-Джеймс Бонд, решительно ввела в компьютер какие-то данные и со словами: "Ну, теперь посмотрим, как ты будешь скакать по чужим постелям!" нажала кнопку "Enter"... Ухающий и улюлюкающий Тарзан беззаботно раскачивался на ветке громадного тропического дерева. Потом ловко перемахнул на другое дерево, третье... Внезапно ветка надломилась, и Тарзан полетел вниз...  Серега лениво поднялся с земли, отряхнулся и, взяв тяпку, начал монотонно окучивать кусты картошки.  Кожа на его плечах и лопатках обгорела и теперь яростно облезала. Видок был - бр-р! Серега остановился и глянул вправо. Камера тоже повернула вправо и выхватила среди цветущей картошки Люду в салатовом купальнике, уставившуюся в объектив аппетитным задом...

 

- Ну Машка, ну сорванец, ну оператор у меня растет! Такие детали сумела подметить! - восхитился Серега. Затем, правда, уже несколько угрюмо констатировал. - Но эти кадры сюда не я дописывал.

- Неужели дочь?

- Больше некому. Ну не будет же моя Людка свою огородную жопу рекламировать! Да и не умеет она настолько хорошо пользоваться видиком, чтоб так классно смонтировать... А Машка... я вспомнил, в тот день все с камерой крутилась, а Людмила никак не могла заставить ее картошку окучивать.

- Зато получился “Гомо Информейшн” в украинском варианте, - глубокомысленно заметил Витек. - Сначала ихний профессор-тюфяк, потом опять же ихний агент 007-е...рь, потом Тарзан...

- Вроде тоже как их...

- Да, а под конец ты - Тарзан-огородник из Сум. Вот она - эволюция, о которой Дарвин и мечтать не смел! А сделано-то все простыми, доступными средствами домашнего видео!..

- Ну ты, Андрейченко, и орешь! На первом этаже слыхать! - войдя без стука, вырос в дверном проеме Лешка Барсук.

- А, привет, Барсук! Ты такое кино прозевал!

- И таких окуней, - добавил Серега.

- Кино мы тебе сейчас покажем, а окуней, извини, тебе не видать!

Пока кассета перематывалась, Серега включил телевизор - шла программа, посвященная Президенту. Гриценко хотел было переключить на другой канал, но Витек неожиданно остановил:

- Погоди, дай полюбоваться на нашего тюфяка. Точно что Гомо Информейшн!

- Какой же он тюфяк?! - возмутился трезвый Лешка. - Вполне нормальный мужик и вещи правильные говорит!

- Слушай, помолчи, Барсук, а? Если бы не телереклама, разве был бы он сейчас “героем”?

- Ну чего ты кипятишься, Витек? Да, не хватает наш Президент звезд с неба (может, поэтому у нас денег не хватает). Зато пять лет спокойно прожили, без всякой резни и обвала национальной валюты, - вдруг заступился за Барсука с Президентом Серега. - И потом, Витек, скажи, кто сегодня альтернатива нашему Президенту?  Завирюха, что ли? Так ее даже сами коммунисты боятся!

- Дутый, все одно дутый ваш Президент! - показывая пальцем на телеэкран, настаивал на своем Витек. - “Гомо информейшн”! И будет им до тех пор, пока такие, как вы, не изберут его во второй раз. Вот тогда он покажет всем свою истинную харю!..

Тут Серега хлопнул себя по коленке:

- Есть идея, ребята!

- Какая к черту еще идея! Давай сбросимся и пошлем Барсука за водкой!

- Нет, послушайте: давайте сами снимем рекламные ролики для Президента. Маленькие фильмы, не больше 10 минут. А?.. Пусть каждый из нас попытается убедить другого в своей правоте - стоит или не стоит голосовать за Президента. Камера есть, будем снимать по очереди. И еще: постарайтесь уложиться в неделю...

 

*3*

 

Серега Гриценко с тремя охотничьими ружьями (по одному ружью Серега повесил на плечи, а третье, "вертикалку", держал наперевес) подошел к вишневым "жигулям", стоявшим у подъезда жилого дома. В машине его ждали жена и дочь, одетые в одинаковые ярко-алые спортивные костюмы. Серега сунул жене "вертикалку". Люда сначала отпихнула ружье, но Серега проявил настойчивость, и жене пришлось-таки взять оружие. Правда, в отместку, глядя на мужа, она покрутила пальцем у виска.

Маша вела себя совсем иначе. Пока отец насильно военизировал мать, Маша, одетая поверх спортивной курточки в потертую кожаную тужурку и красный шейный платок, весело прикручивала проволокой к боковому зеркалу маленький красный флажок с позолоченной надписью: "Миру мир!" Потом приклеила скотчем к лобовому стеклу журнальный портрет Натальи Завирюхи, стоящей под развевающимся красным знаменем. Как раз в этот момент папка мобилизовал мамку и подошел к дочке.

Маша, облизав губы, выбрала самое блестящее ружье - с блестящим дулом и блестящим прикладом. Отец ловко переломил ружье и зарядил двумя патронами в блестящих красных гильзах. Девушка беззвучно захлопала в ладоши.

Серега поставил в багажник корзину с красными, синими и желтыми патронами, и Гриценко поехали. Нервно трепетал на ветру красный флажок. Трепетал и отклеившийся уголок портрета Завирюхи. Солнце миролюбиво разливалось по лобовому стеклу.

Вишневая "трешка" неслась по ухоженной трехполосной трассе, обгоняя одну за другой легковые и грузовые машины. Трепещущий красный флажок по-прежнему выдавал нервное напряжение вооруженных пассажиров гриценковских "жигулей".  Но вот машина свернула с эстакады, спустилась под мост и въехала на однополосное шоссе.

Казалось, гриценковская "трешка" попала в другое измерение. Дорога была изрядно разбита, машину то и дело подбрасывало на ухабинах. На обочине стал попадаться мусор. Вдобавок небо затянуло тучами - создалось впечатление, что солнце нарочно отказалось светить путешественникам.

Вдруг впереди, метрах в 200, на дороге возник какой-то дорожный знак, а через пару секунд выросли кучи песка. Но "жигули" и не думали снижать скорость.

Серега с невозмутимым видом мчал свою "трешку", а Люда что есть силы дубасила кулачками по его спине и плечам. Машка, глядя на них, заливалась беззвучным смехом, потом так же беззвучно пальнула из двустволки в открытое окно. От неожиданно сильной отдачи девчушка повалилась на сиденье.

Дорожный знак вырос во весь рост. Стало вдруг видно, что это вовсе не дорожный знак, а... С окантованного красной полосой треугольника, перечеркнутое такой же красной полосой, глянуло лицо Завирюхи.

Серега поддал газу и пулей пронесся мимо перечеркнутой Завирюхи и куч песка. Жена рыдала, а дочь, зажавшись на заднем сиденье, немо таращила на отца испуганные глазища.

Впереди как из-под земли вырос человек. Поначалу смутные его черты с каждой секундой обретали все большую четкость. Вдруг крупно предстало лицо Президента. Он быстро беззвучно о чем-то говорил.

Люда, глянув в окно, повернулась к Сереге и немо заорала ему в ухо. Гриценко невозмутимо, зло продолжал мчать машину в перечеркнутую неизвестность.

Через секунду глаза его округлились, ужас вытеснил в них все живое. Серега ударил по тормозам и закрыл глаза...

Впереди резко обозначился край земли, в то же мгновение земля ушла из-под ног, открыв взору громадный котлован...

Вишневые "жигули" лежали на дне котлована кверху испачканными в красной глине колесами. Колеса еще вращались. Вдруг из окна машины раздался оглушительный ружейный выстрел. Первый живой звук за десять минут немого кино.

 

...Хлопнув, будто выстрелив, дверью в подъезде, Андрейченко, держась за живот, бегом поднимался по лестнице.  С разбегу врезался в дверь, на которой на удивление не было ни одной замочной скважины.  Не видно было замочных скважин и на остальных двух дверях. Зато возле каждой из них стоял лакированный деревянный ящик с прорезью в крышке. Ящики очень напоминали избирательные урны.

Витек нервно шарил по карманам брюк и "ветровки". Ничего не найдя, он вывернул карманы - пусто! Лицо его побледнело, руки заметно дрожали. Витек неистово начал ломиться в дверь. Вдруг, опустив плечи, замер, прижавшись к двери, - под ним на бетонном полу растекалась лужа...

В ужасе, с щедрыми капельками пота на сонном лице Андрейченко сел в постели. Рядом мирно посапывала Ленка. Витек соскочил с кровати, начал стремительно перебирать вещи в шкафу, письменном столе, дорожной сумке... Ничего не найдя, Витек вдруг схватился за живот и побежал в туалет.

Сидя на унитазе, Андрейченко пошарил в коробочке для туалетной бумаги. Вынул оттуда печатный лист бумаги, увидел на нем заголовок: "Избирательный бюллетень", и ниже, в уже заполненной графе, прочел: "Кандидат в президенты - Президент". Витек достал еще два листа - они так же оказались избирательными бюллетенями с той же самой кандидатурой президента.

Андрейченко пришел в ярость, беззвучно закричал. В туалет заглянула испуганная жена. Витек зло сунул ей в лицо пачку президентских бюллетеней.  Ленка мигом исчезла с ними, а через несколько секунд вернулась с газетой.  Витек разорвал газету на куски, с одного из них бросилась в глаза часть заголовка: "...Президент набирает очки..."

...Ранним утром Андрейченко в толпе мужиков подходил к проходной машиностроительного завода. Из высокой трубы навстречу солнцу поднимался дым.

Витек достал из "ветровки" пачку сигарет - она оказалась пустой. Подошел к бабке, торговавшей на тротуаре сигаретами, пивом и дешевыми жевательными резинками. Подле бабки стоял лакированный ящик - точь-в-точь такой же, как у андрейченковской двери. Витек аккуратно разгладил избирательный бюллетень с одной единственной заполненной строкой: "Кандидат в президенты - Президент", показал бюллетень бабке и опустил в избирательную урну. За что немедленно был вознагражден пачкой зеленого "Отамана".

На проходной Витьку пришлось проделать то же самое. Рядом со свирепого вида вахтером стояла уже знакомая урна. В нее Витек бросил еще один президентский бюллетень и шагнул на территорию завода. А вот шедшего следом за Андрейченко низенького пузатого мужичка вахтер не пропустил - не оказалось у мужичка бюллетеня.

...Витек старательно вычерчивал шестеренку. Глянул на часы: было две минуты первого. Глянул на соседку: отложив карандаш, та достала из сумочки банку с супом. Витек вздохнул и быстро пошел к выходу из своего конструкторского отдела.

На улице стояли два стола, на которых были разложены несколько видов выпечки. Перед каждым подносом с булочками или пирожками стоял ценник: "5 бюл.", "3 бюл.", "1 бюл." К столикам выстроилась очередь. Особенно активно люди брали "тошнотики" по "1 бюл.": бросали в избирательную урну один президентский бюллетень и получали пирожок с предвыборным ливером.

Когда подошла очередь Витька, на подносе остался один-единственный "тошнотик". На пирожке сидела большая черная муха. Витек проглотил слюну и опустил в урну бюллетень. Продавщица, согнав муху, зверски улыбнулась и протянула Андрейченко пирожок.

...Витек вытер рукой губы, закурил, но, сделав лишь две затяжки, кинул сигарету и схватился за живот. Он быстро взбежал по лестнице, понесся по коридору, затормозил у двери с буквой "М", кинул в избирательную урну один бюллетень и влетел в туалет. Дверь за ним беззвучно захлопнулась.

Сидя на унитазе, Витек пошарил в ящичке для бумаги - бумаги не было ни листочка. Полез к себе в карманы - там лишь одни бюллетени. Андрейченко несколько секунд смотрел на них, раздумывая, потом начал осторожно сминать.

...Витек вымыл руки, вытер носовым платком и собрался было выйти из туалета: дернул за ручку двери один раз... другой... дверь не открылась. Ничего не понимая, Витек огляделся и только теперь заметил избирательную урну. Немо хмыкнул. Полез в один карман, другой... побледнел, потом резко вывернул карманы - там пусто, только носовой платок и пачка зеленого "Отамана".

Андрейченко что есть силы беззвучно застучал в дверь. Слеза неуверенно скатилась по его плохо выбритой щеке. Вдруг дверь распахнулась и в туалет вошел вахтер. Глянул свирепо на Витька, но тот, ничего не видя перед собой, уже бежал, бежал прочь по коридору.

...Расталкивая и обгоняя людей, он бежал по коридору. Увидел хвост какой-то очереди, встал позади. Очередь двигалась довольно быстро, и уже меньше чем через пять минут Андрейченко стоял у окошка кассы. Расписался в журнале. Чьи-то руки протянули ему пачку... избирательных бюллетеней. Бросилась в глаза одна-единственная заполненная строка: "Кандидат в президенты - Президент". Беззвучно о чем-то шепча, виновато улыбаясь и непрерывно кланяясь, Андрейченко глянул в окно - на Витька строго взирал Президент.

 

*4*

 

- Ха-ха-ха! - Барсук разразился долгим хмельным смехом, с пьяным уважением поглядывая то на Гриценко, то на Андрейченко. Спустя две недели троица вдумчиво квасила на той же гриценковской кухне.

- Ну и выдумщики вы оба! Такие сюжеты придумать, а? Вот бы Президент прознал про это - он бы вас враз в имидж... ик... егеры отправил!.. Лет так на пять-шесть лесоповала или психушки... Одного жаль:  что вы это не сняли, а только придумали.

- Да ты в своем уме, Леха! - Витек аж взвился от таких слов друга, тут же поперхнулся и прыснул пивом на зеленую турецкую рубашку Барсука. - Извини...  Но ты такое говоришь.  Чтоб снять один такой сюжет, не меньше месяца-двух нужно. Это же игровое кино!

- Так нечего мне было байки травить! А то сидят, понимаешь, как два брехливых рыбака:  несчастную кильку поймали, а руки разводят - аж страшно смотреть!

- Успокойся, Леха! Это ж присказка была. А сказочку мы тебе сейчас покажем! - с этими словами Серега скормил видику кассету и нажал кнопку "Play".

...В зале единственного сегодня работающего в городе кинотеатра собралась громадная толпа: битком были забиты все проходы зала, не говоря уже о сидячих местах. В большинстве своем это были пожилые люди. Попадались и инвалиды, стучавшие в нетерпении костылями об пол.

Наконец на сцену вынесли красное знамя, следом за ним, под грохот аплодисментов, вышла Наталья Завирюха. Зал поднялся в едином порыве. Кто не смог быстро встать - подняли вверх свои костыли.

Но потом началось что-то невообразимое. Сначала появился черно-белый Бабочкин-Чапаев. Он скакал в бурке и лихо размахивал саблей. После этого в проходах в зале стало заметно свободней.

Потом неожиданно возник Яковлев-Иван Грозный. Он замахнулся кинжалом на обалдевшего от ужаса Пуговкина-режиссера и назвал того "холопом"... Свободные места появились даже возле сцены.

Когда же в камере Леонов-уголовник залез на стол и, разорвав на груди рубаху, свирепо пообещал: "Пасть порву, моргала выколю!" - в зале остался сидеть лишь один Серега Гриценко. Он встал и, согнувшись, стал потихоньку пробираться к выходу, но не успел. На него подозрительно глянула Наталья Завирюха и голосом Броневого-Мюллера приказала: "А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!" После этого Гриценко, потеряв сознание, рухнул на пол...

 

...Президента встречали хлебом-солью. Пышногрудая красавица, одетая во все национальное, протянула Президенту богатый каравай. Президент поклонился, улыбнулся и, отломив от каравая, макнул хлеб в расписную солонку. Потом поднес ко рту и начал жевать...

 

...Пузатый Пацюк, разинув рот и глядя на миску с варениками, едва заметно крутил головой.  Вдруг вареник выскочил из миски, плюхнулся в другую, со сметаной, - и прямо в рот Пацюку. Но вот пузатый запорожец покрутил головой и показал глазами в чью-то сторону.  Вареник вылетел из миски и...

 

...Президент жевал...

 

...Красивый седой грузин жарил на мангале шашлыки. Сбрызнул мясо сухим вином, потом протянул один шампур: "Кюшай, генацвале! Здоровий будишь!"

 

...Президент продолжал жевать...

 

...Оборванный чумазый мальчишка ковырялся в контейнере с мусором. Вытащил какой-то продолговатый предмет, напоминающий колбасу, и жадно поднес ко рту...

 

...Президент все жевал. Кто-то из окруживших его рабочих протянул стакан с белой жидкостью. Охранник подозрительно отхлебнул из него. Потом одобрительно кивнул и протянул Президенту. Тот пригубил...

 

...К газировочному автомату тянулась очередь. Люди заранее готовили пластиковые стаканчики, баночки, то и дело вытирая с лица пот...

 

...Президент не спеша пил из стакана...

 

...Дрожащими руками, стуча горлышком о край стакана, мужик наливал водку. Еще двое очень внимательно следили за ним. Один сказал: "Хорош, Василич. Теперь Данилычу"...

 

...Президент пил...

 

...Черно-белая дворняжка подошла к дереву и, задрав ногу, начала писать...

 

...Президент пил...

 

...Возле входа в шахту суетились люди. Среди них человек пять-шесть были медработники в белых халатах. Санитары вынесли на носилках раненого шахтера. Из его разбитой головы хлестала кровь...

 

...Наконец, Президент допил и вернул стакан. На его губах блестели алые капли.

 

 

*5*

 

Лешка поставил на стол недопитый бокал и дрожащей рукой вытер губы.

- Ну, что на этот раз скажешь, Барсук? - Витек с пытливой насмешливостью смотрел на друга. - Возьмет нас Президент в имиджмейкеры?

- Не смешно...- Лешка, не двигаясь, посидел минуты две, потом отважился еще раз отхлебнуть из залапанной грязными пальцами кружки.  Вдруг, казалось, ни с того ни с сего ударил кружкой по столу - в руке осталась лишь вмиг осиротевшая ручка.  Зато по столу разлетелась россыпь щербатых осколков, да залило пивом лешкину видеокассету.

Друзья немо таращились на Барсука.

- Достали вы меня... своим кино, - виновато улыбнулся Лешка. - Без любви оно, как сказала бы моя Алка. Без любви к Президенту. Без любви и к сопернику его...

- А шо у тебя там? - после минутной неловкой паузы спросил Витек, кивнув в сторону кассеты.

- Понятия не имею.

- Да ну?! - не поверил Серега, собирая со стола осколки.

- Шабашка выдалась у меня на прошлой неделе. Так что не до кина мне было. Всю неделю проторчал на крыше административного корпуса, заливал крышу смолой. Жара стояла несусветная!.. А это...- Лешка взял кассету, обтер о рубашку, - кассету мне Алка дала. "Хоть это, - говорит, - кино не про Президента, но скучать вам не даст".

- Наверное, про любовь, - ухмыльнулся Витек.

Лешка лишь пожал плечами в ответ.

 

...К белому, похожему на сноп салюта султану волос была привязана большая прозрачная медуза, перламутром переливавшаяся на солнце. Раскачиваясь, медуза билась о темную от загара спину. Молодая женщина, глядя расширенными от ужаса глазами, беззвучно, точно напуганная сушей рыба, разевала красивый маленький ротик. Она подняла руки со сжатыми кулачками, да так и замерла, прижав кулачки к мокрому купальнику. Откуда ни возьмись появился Барсук, невероятно молодой, моложе лет на десять, чертовски стройный, в светлых плавках, с такой улыбкой на лице, которую сейчас можно отыскать разве что в советских фотоальбомах 70-ых годов.  Лешка перегрыз веревку с медузой, та шлепнулась ему на грудь, а красавица, еще минуту назад бывшая безропотной рабыней медузы, обрушила на плечи и грудь Барсука град беззвучных ударов. Лешка, продолжая счастливо улыбаться, схватил женщину в охапку и с первого раза попал губами в ее губы.  У их ног начиналось беспокойное, бесконечное, напитанное солнечным огнем море.

Они целовались так долго, что вокруг них удалось обойти семь раз. Потом какая-то рука толкнула Лешку к морю, и он, не отрывая губ, рук, плеч, стал увлекать красавицу в море. Они зашли по плечи, о чем-то мило беседовали, гладили друг другу волосы, щеки, потом опять целовались, плескались, награждая один другого ожерельем щедрых брызг. Рядом с ними стали падать какие-то светящиеся черные комочки. Коснувшись воды, они тотчас вызывали струйки пара. Вдруг вместо влажных глаз и губ влюбленных показалось сосредоточенное лицо девочки лет одиннадцати, потом стала видна вся ее тоненькая фигурка, облаченная в какое-то национальное платье. Наконец открылись ее ноги и то, как она танцевала - обнаженными ступнями будто скользила по раскаленным огням.  Вдруг она вздрогнула, покачнулась и пропала из поля зрения. Вместо нее появился подросток лет 13-14, в рубахе навыпуск, подпоясанной солдатским ремнем.  Ремень был поднят необычайно высоко - подросток бездумно затянул его под мышками. Столь же бездумно проволок он по углям резиновый шланг, отчего конец его задымился.

К костру наклонился парень постарше, с полотенцем в руках, быстро схватил в полотенце уголь, размахнулся и кинул в сторону моря. Девочка, не обращая внимания на парней, самозабвенно продолжала танцевать.

А Лешка и красавица продолжали целоваться. Один уголек угодил в Лешкино плечо. Он вздрогнул, оглянулся и кому-то грозно помахал кулаком.

Влюбленные были все ближе и ближе. Барсук протянул руку, и тут же в нее, как в причал, тихо врезался краешек надувного матраса. Неизвестная рука подала красавице шампур с забрызганными морской пеной кусочками мяса. Лешка поймал эту руку и резко дернул на себя. В то же мгновение взметнулось море, на долю секунды неровная гладь воды оказалась так близко, что сквозь нее стало видно прозрачное дно. В следующий миг все помутнело, в воде возникли две пары ног, а дно вырастало с бешеной скоростью...

Видеозапись была отвратительной. Определенно кто-то крутил кинопроектор и одновременно, нацелив видеокамеру на самодельный экран, на скорую руку состряпанный из натянутой простыни, переснимал кадры старой киносъемки. Наконец допотопное кино кончилось.

 

- А где ж тут Президент? - после недолгого молчания первым не выдержал Серега. - Витек, ты хоть что-нибудь понял из этой дребедени?.. Ну, когда-то и я был таким же молодым и так же отчаянно топил красивых девушек в море. Кстати, Лех, кто эта красотка?.. Она ничего, может, даже посмазливей твоей Алки.  Правда, когда бабы молодые - они все красавицы...

Барсук сидел неподвижно, будто продолжал смотреть теперь лишь одному ему доступное кино.

- Серег, не трогай его, - попросил вдруг Витек. - Кто-то жестоко подшутил над Лехой... Неужели Алка на такое способна?

- Да что ты все тайнами какими-то говоришь! - вспыхнул Серега. - Один как сфинкс застыл - думу думает, другой загадки загадывает!

- Эта девушка - Люда Самойленко. Первая жена Барсука...

- Да ты шо?! Гонишь, мабуть? Я и не знал, что Алка у него вторая!

- ...В 1994, когда мы выбрали нового Президента, он, приехав в столицу, разогнал часть команды предыдущего хозяина. Но не просто разогнал, а каждому нашел дело в провинции. Вот таким путем Глеб Шкловский, кажется, помощник какого-то там бывшего президентского советника, приехал в наш город. Его немедленно ввели в администрацию завода, где сейчас волыню я и где пять лет назад трубил Леха...

- Ух ты, в первый раз слышу, что Барсук там работал!

- ...На ближайшем заводском празднике (по-моему, это был Первомай) Глеб увидел Людку. Она тогда вместе с Лешкой работала, даже в одной бригаде. Эх, какая любовь была у них! Ну и... - Витек неожиданно запнулся, глянул жалеючи на не приходящего в себя Барсука. - Да-а, теперь Барсук вряд ли проголосует по второму разу за Президента!

- Ты раньше об этом не рассказывал... Да, но чего натворил-то этот Глеб?  Отбил, что ли, жену у Барсука?

- Отбил. На третий день после знакомства с ней. Красивый был черт и холеный. Такие у нас не водятся. Зато бабы наши ведутся, глядя на таких! - Витек неожиданно перешел на крик. Потом зло махнул рукой, поднялся, вышел в коридор, минуты три копошился там и, наконец, вернулся с видеокассетой. Вставив ее в видик, включил перемотку.

- Что потом-то было? - не унимался Серега.

- Через месяца три, наверное... Нет, вру - раньше. Ну, неважно, короче, кто-то из окружения Президента опять вызвал Глеба в столицу. С ним уехала и Людка. Больше ее Барсук не видел. А через год он женился на женщине с ребенком.

- На Алке, что ли?.. О, а вот и она! Да ты смотри: в одних трусиках и лифчике.  А ни-че-го! Ничем не хуже той Людки...

Серега пялился в телек, на то, как вторая жена Барсука укладывалась спать. Она подошла к кровати, обернулась, загадочно улыбнувшись при этом, маняще изогнулась всем телом и легла на пушистый вишневый плед. Вдруг ее заслонила чья-то мужская спина и тоже стала приближаться к кровати. Через секунду на весь экран похотливо лыбился Витек Андрейченко.

- Витек, ты шо, кадрил Алку?.. - Серега чуть не задохнулся и, не в силах говорить, замахал руками на Андрейченко. Зато Барсук, незаметно оживший, развернулся к Витьку и, не вставая со стула, рубанул ему правой в челюсть:

- Это тебе, гадина, за Алку, а это...

Лешка нанес второй удар Витьку, отчего тот, не удержав равновесие, слетел со стула.

- ...А это за твоего паршивого Президента. Не будь он президентом...

Серега помог Витьку подняться и протянул ему свой носовой платок.

- Ну, Леха, ты даешь. Не успел очухаться - и сразу в рыло!.. Ты шо, не понял - это ж обычный монтаж! - Витек, вытерев кровь на разбитой губе, беззлобно улыбался. - Чего только не сделаешь для друга.

Потом, подойдя к Барсуку и обняв его за плечи, добавил:

- Леха, и на хер нам такой президент?

 

...Поль стряхнул янтарные капельки со своего маленького пениса и подтянул шорты. Что-то мурлыча себе под нос, дернул за рычажок смывного бачка - тут же зашумела в унитазе вода. Вдруг откуда-то сверху упали несколько листов бумаги. Поль поднял два: на них, будто прося прощения, виновато улыбался Тим-Джеймс Бонд. Малыш в сердцах швырнул на пол листки и выбежал из туалета.

Уитни выключила блок питания компьютера и улыбаясь подошла к спящему Тиму. Поцеловала его разлетистые брови.

- Ма, теперь папа настоящий?

- Да, сынок.

- И последний?

- Ты хотел сказать “единственный”?.. Надеюсь, что так.

 

1999 г.

закрити

Додати коментар:

SVOBODA.FM - LIVE!
Listen on Online Radio Box! SVOBODA.FM

Архів прямих трансляцій на YouTube: YouTube.com/holovatenko

SVOBODA.FM на Apple Podcasts

Реклама на сайті SVOBODA.FM
Фотоновини

  Підсумки першого року роботи єдиного в Україні сервіс-центру з ремонту електровідцентрових насосів

SVOBODA.FM