Останнє оновлення: 21:25 неділя, 16 червня
История мировой журналистики
Ви знаходитесь: Культура / Література / Журналист из Зазеркалья

Журналист из Зазеркалья

Гюнтер Валльраф – популярный немецкий журналист, получивший известность после ряда разоблачительных материалов о методах работы и условиях труда в известных фирмах ( Герлинг, Тиссен, Макдональдс, газета «Бильд» и др.). В своей работе использует метод «внедрения» в фирму под чужим именем и с изменённой внешностью.

О Гюнтере Валльрафе сказано и написано куда как больше, чем сказал и написал он сам, при том, что он сказал и написал более, чем достаточно, чтобы навсегда остаться в истории журналистики (и не только журналистики). 

Забавное наблюдение: исследователи точат перья о его самобытность, о то, как он рвёт бока, вырываясь из клетки общепринятых стандартов, и при этом старательно подбирают сравнения для своего не поддающегося сравнениям героя. Таковы уж видимо законы формирования легенды о крупной личности: сперва его сравнивают с кем-то, затем уже равняются на него.

С некоторой натяжкой согласился бы на одно сравнение – Гиляровский – но это для просторов СНГ. Западному читателю (да и писателю) это имя вряд ли что-то скажет.

 

Сто дней после приказа

Гюнтер Валльраф родился 1 октября 1942-го года в Буршайде возле Кёльна. После окончания гимназии обучился профессии книготорговца. К этому безмятежному периоду относятся  первые литературные опыты Гюнтера – сперва (кто бы сомневался), как лирического поэта.

Первой вехой в формировании сегодняшнего Валльрафа стали события 1963-го года, когда бундесвер призвал его (на свою голову) на военную службу. Рапорт об отказе носить оружие был отклонён. Призывник остался непреклонен и , естественно, последовали санкции. Бузотёра отправили на обследование в психиатрическое отделение военного госпиталя в Кобленце. От такой жизни Гюнтер впервые взялся за журналистское перо. Это помогало пережить унижение и давало надежду поделиться с обществом фактами, мыслями, эмоциями.

Позволю себе рискованную параллель. Актёрское ремесло подразделяется на школу переживания и школу представления. Валльраф не первый (и не последний), кто писал в «Бундесвер-дневнике» о самолично пережитом, но его дальнейшая профессиональная деятельность позволяет говорить о нём, как об основателе «школы переживания» в журналистике вообще и в публицистике в частности. Первая, пока ещё под принуждением сыгранная роль пациента психиатрии – ключ к пониманию феномена Валльрафа.

Психиатры признали Валльрафа непригодным к военной службе в мирное и военное время вследствие психических отклонений. Что ещё может думать военный о субъекте, не желающем носить оружие? Формулировки психиатров аукнутся Гюнтеру не раз и не два, а ровно столько раз, сколько он будет представать перед судом, поскольку всю последующую жизнь он проведёт на грани (а то и за гранью) фола.

 

Цель оправдывает средства

Автора «Бундесвер-дневника» благословил не кто-нибудь, а нобелевский лауреат Генрих Бёлль. (Забегая вперёд, скажу, что Бёлль впоследствии защищиал методы работы Валльрафа на судебных процессах). Поддержка мэтра помогла Валльрафу определиться: он больше не вернулся в книготорговлю.

С 1963-го по 1965-й год Валльраф работает на нескольких крупных немецких предприятиях. В 1966-м году свет увидела его книга, известная под названием «Промышленные записки», которая сделала Гюнтеру имя. В последующие 3 года Валльраф работает в различных гамбургских изданиях и участвует в работе дортмундской литературной «Группы 61». Здесь он даже делает инсценировку своих работ для театра, что сопровождается привычным для Валльрафа флёром: успех у публики, недовольство властей и поддержка коллег.

Несмотря на все меры предосторожности, принимаемые против «внедрений» вездесущего журналиста, Валльраф в этот период с успехом меняет маски алкоголика в сумасшедшем доме на бездомного студента, который ищет комнату или на фабриканта, который справляется у католических священников, требуется ли специальное разрешение церкви для производства напалма и т.д. В результате появляются  «13  нежелательных репортажей». В предисловии к шведскому изданию книги Г.Бёлль писал: «Он не репортёр в общепринятом смысле, который ищет материал, интервьюирует и пишет отчёт. Он не эссеист, который изучает тему и делает абстрактный анализ. Он не снисходит к миру труда, делая его темой романа или рассказа.(...) Он проникает в ситуацию, подчиняет себя ей и преподносит её на языке, который не допускает высокопарности и того, что называют поэтизацией».

Эта книга в первый раз приводит Валльрафа в зал суда по обвинению в использовании незаконных методов получения информации. Валльраф возражает: общественность имеет право на информацию, а его нарушения – ничто в сравнении с теми злоупотреблениями, которые он таким образом разоблачил.

Суд оправдывает Валльрафа.

 

От тюрьмы да от сумы...

В последующие годы Валльраф успешно сотрудничает с другими авторами: с Йенсом Хагеном он пишет книгу «Хроника промышленного посёлка», с Берндтом Энгельманном – «Вы наверху – мы внизу» (Энгельманн с его книгой «10000 первых» слывёт лучшим специлистом по тем, кто «наверху»). В 1974-м году с Юргеном Альбертом он делает для ZDF фильм «Расследование неизвестного».

В том же году Валльраф угодил-таки в тюрьму, правда в греческую. В мае он в качестве члена комитета солидарности с политическими узниками прибыл в Грецию. Гюнтер сыграл в свою игру: он приковал себя к фонарному столбу и разбрасывал листовки с требованиями к тогдашней хунте «чёрных полковников» соблюдать права человека. Вряд ли он рассчитывал на толерантность хунты, скорее просто провоцировал полицию на арест, что она с удовольствием и сделала. Однако, как он не пытался «закосить» под грека, его, что называется, идентифицировали. Это спасло его от пыток, и он отделалася осуждением на 14 месяцев тюрьмы, из которых отсидел 3, т.к. в июле хунта приказала долго жить.

В ФРГ к этой акции Валльрафа отнеслись неоднозначно. Его упрекали в саморекламе, в том, что он, в конечном счёте не пожелал разделить участь греческих узников совести. Интересно, чего  конкретно хотели критики ? Увидеть, как чувствует себя человек  под пытками? Кто дожил – пусть смотрит телевизор сегодня...

Так или иначе, эти события связали Валльрафа с темой фашизма. Книга «Наш фашизм рядом. Греция вчера – это урок на завтра», написанная вместе с Экартом Шпоо – первая в его антифашистской галерее. Позже выйдет ещё одна книга о событиях середины 70-х – «Наш фашизм рядом. Опыты с партнёрами по НАТО» ( в соавторстве с Хеллой Шлумбергер). В основу ляжет история с расстройством планов путча португальского генерала Спинолы, сработанная в традиционной для Валльрафа манере. Работая в Португалии 3 месяца рабочим сельхозкооператива, он случайно (?) вступил в контакт с окружением генерала. Остальное додумайте сами.

 

Главные роли

Тема журналистской нечистоплотности для Валльрафа особенная. Он много встречается с жертвами газетных публикаций, видит людей, доведенных до опустошения, до отчаяния, иногда до суицида. Он беседует с журналистом «Бильд», который говорит, что «не может видеть себя в зеркале». Гюнтер сомневается, что сможет инкогнито внедриться в издательскую среду, но соблазн велик и он решается. Результат получился ошеломляющим.

В 1977-м году Валльраф 4 месяца работает в качестве репортёра ганноверской редакции газеты «Бильд» под именем Ганса Эссера. Профессионалу несложно было разобраться, как фабрикуются подделки, как манипулируют полуправдой, как приготавливается гремучая смесь из правды и лжи.

Сам Валльраф сравнивает свою борьбу с газетным Голиафом с образом действий врача. Первая книга – «Оформитель» - это анамнез, изучение предистории болезни; вторая – «Свидетель обвинения» - это диагноз общественного сознания, обработанного СМИ; наконец, «BILD.Handbuch“ – это методы терапии заболевания, где попутно приводятся рецепты средств для жертв – как бороться с нечистоплотными методами.

Валльраф посеял бурю и пожал тайфун. На него публично клеветали, его прослушивали, за ним следили. С издательством «Шпрингер» - хозяином «Бильд» - Валльраф судился более 30-ти раз и неизменно выигрывал процессы. Точку поставил конституционный суд в 1983-м году: деятельность Валльрафа защищает высшие интересы общества.

Трилогия Валльрафа сделала своё дело. Один из редакторов «Бильд» признал, что история издания делится на два этапа – до и после Валльрафа. Это отчасти справедливо и по отношению ко всей немецкой журналистике. Санация произошла, хотя рецидивы ещё случаются.

В 1981-м году Валльраф снял для ZDF фильм «Чеснок, «Kölsch» и эдельвейс» - о жизни жилого квартала Кёльна.

В 1983-м году он побывал в Никарагуа и впечатления от  пребывания в этой стране после падения режима Сомосы описал в книге «Никарагуа изнутри».

Наконец, в 1985-м году он приступает к репетициям главной роли в  своей жизни – роли турка-гастарбайтера Али. Гюнтер много и сблизи наблюдал жизнь таких работяг, но «школа переживания» заставляет его проживать, а не наблюдать.

Валльраф меняет внешность: он красит волосы в чёрный цвет, отпускает характерные «турецкие» усы и вставляет тёмные контактные линзы. По его словам, родная мать при встрече его не узнала (это утверждение оставляем на совести сына).

Валльраф не знает турецкого языка, поэтому его турок немного грек. Для общения он использует греческий и ломаный немецкий (интересно, что труднее – выучить чужой язык или «сломать» родной?) Работу, самую тяжёлую и грязную, он находит по объявлениям в газете. Валльраф конструирует различные ситуации, изучая нравы работодателей, их отношение к гастарбайтерам, беспощадную эксплуатацию иностранных рабочих. Он видит, как страх потерять работу сковывает одних и развязывает руки другим.

Всё та же «школа переживания» не даёт Валльрафу оставаться только самим собой. Он признаётся, что он дружит с одними и ненавидит других не как Валльраф, а как греко-турок Али.

После выхода книги «На самом дне» к Валльрафу приходит всемирная слава. В Германии книга издаётся 15 раз общим тиражом 4 млн. экземпляров. Она переведена на 34 языка, в т.ч. на русский. Тогдашним визажистам «социализма с человеческим лицом» очень кстати пришёлся «звериный оскал капитализма». Кто знал тогда, как осклабится капитализм на таджиков и молдаван на подмосковных стройках? Однако, скорей назад, из Москвы. Москва слезам не верит.

Публикация книги Валльрафа взорвала общественное мнение Германии и всколыхнуло правоохранительные органы. Были проведены многочисленные проверки, возбуждено много дел, шеф фирмы «Адлер» (орёл, кто не понимает), где работал «Али» в итоге оказался за решёткой.

Сам Валльраф вскоре учредил фонд «солидарности с иностранцами», благо сума ему теперь, похоже, не грозит.

 

Сам себе режиссёр

В интервью «Süddeutsche Zeitung» (01.10.2002) на вопрос, имеют ли сейчас право на существование его методы расследования, Г.Валльраф отвечает:

«Сильнее, чем прежде. Существуют отпавшие от демократии тайные режимы,  параллельные общества, о которых мы узнаем только отфильтрованную или проводящую чьи-то интересы информацию. Задач здесь можно найти достаточно: хотя бы тема продажи человеческих органов или торговля людьми – очень выгодный промысел. Был бы я моложе, я бы продолжил этим заниматься. И еще то, что происходит в исламистских группировках: опасность этого умаляется из-за стремления к мультикультурности».

Что касается «был бы я моложе», то в нынешнем году Валльраф таки тряхнул стариной. В мае в «Zeit-Magasin» опубликован его репортаж о деятельности Call-Centern.

 В Германии сейчас более 5500 таких центров, в которых в 2006-м году работало около 400 000 человек. В текущем году эту армию должны пополнить ещё 40 000. Вся эта армада совершает порядка 900 000 телефонных звонков в день, цель которых, по большей части, навязать вам товар втридорога и узнать номер вашего банковского счёта.

 Валльраф делает вскрытие, как опытный хирург, и искренне предупреждает: люди, вас обманывают, причём обманывают бессовестно и тотально. Фирма квалифицированно обучает работников врать по телефону беспардонно и навязчиво, при этом беря с них подписку об обязательсве никогда не обманывать клиента. Т.о., фирма всегда будет чиста перед законом, предоставляя клиенту разбираться с рядовым сотрудником.

Прислушайтесь к Валльрафу, люди. Этот человек всегда знает, что говорит.

Обратимся ещё раз к вышеупомятому интервью. На вопрос, как Вы оцениваете то обстоятельство, что Вам приходилось рарушать закон, Валльраф отвечает:

«Это формальные законы, которые я время от времени разрешаю себе игнорировать. Что такое удостоверение личности или справка о подоходном налоге? Это просто бумажка, если речь идет о правах человека».

И ещё оттуда же, на вопрос, изменила ли его деятельность страну:

«Было бы просто сумасшествием, если бы я претендовал на это. Думаю, я заставил о многом задуматься, и иногда у меня получалось пробудить в этом лишенном стыда обществе нечто, похожее на совесть».

Журналист не в силах изменить страну. Но такой журналист, как Гюнтер Валльраф, в силах изменить взгляды многих людей. А много людей способны изменить страну. Не сомневаюсь, в эпоху Валльрафа (а легендарные люди делают именно эпоху) Германия стала лучше, и он был не из последних в этом процессе.

Коментарі (2)

Влад | 2007-07-21 12:58

останній абзац, як символ честі для журналіста

abc | 2007-07-21 10:30

Діяльність таких людей покращує світ і умови проживання у ньому.

Але до влади таких людей не допускають...
закрити

Додати коментар:


Фотоновини

  Українки в Квебеку і… компостування зі школи

SVOBODA.FM