Останнє оновлення: 17:21 п'ятниця, 17 листопада
Ефір / Зрада
Ви знаходитесь: Політика / Україна / Видишь свободные FM-частоты? А они есть! Почему приграничное вещание интересно соседям, а не Украине
Видишь свободные FM-частоты? А они есть! Почему приграничное вещание интересно соседям, а не Украине

Видишь свободные FM-частоты? А они есть! Почему приграничное вещание интересно соседям, а не Украине

В последние три года все попытки создать общенациональную FM-сеть государственных радиостанций «Украинское радио», «Проминь» и «Культура» упираются в доводы о том, что свободных радиочастот в FM-диапазоне не осталось.

Их регулярно озвучивают члены Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания, ссылаясь на выводы Украинского государственного центра радиочастот (является структурой другого телекомрегулятора – Нацкомиссии по информатизации).

При этом даже беглое изучение данных из открытых источников позволяет насчитать минимум по 4 свободных FM-частоты в каждом областном центре.

Так что же, частот действительно не хватает, или они, как тот суслик, которого не видно, но он есть? И почему FM-сети в приграничных территориях переполнены иностранными радиостанциями, а Украине нет до этого дела?

* * *

Показать «картину мира», отличающуюся от нарисованной чиновниками, согласились два эксперта – Всеволод Чебодаев, исполнительный директор Международной академии рейтинговых технологий и социологии «Золотая Фортуна», и Евгений Лахно, заместитель начальника управления распространения радиовещательной продукции «Украинского радио».

У первого – многолетний опыт работы в системе государственного радио в Харькове, второй 19 лет трудился в Госцентре радиочастот и знает процессы расчета радиочастот изнутри. Сегодня они помогут нам с вами разобраться, почему FM-частот нет, когда они есть.

«Несуществующие» частоты

Чтобы не пытаться объять необъятное, сделаем акцент на шести крупных городах Украины – Киеве, Днепре, Харькове, Одессе, Запорожье и Львове, а также приграничных регионах. В материале используются открытые данные портала ukrtvr.org, предоставляющего не только списки радиостанций, вещающих в конкретных населенных пунктах, но и информацию о мощности частот в городах, откуда идет вещание.

По данным ресурса, в Киеве есть 8 свободных FM-частот, в Днепре – 5, в Одессе – 3, а в Запорожье – 4. С приграничной харьковской областью куда интереснее: в областном центре доступно 7 радиостанций из Белгорода, находящегося в 80 км от Харькова, и столько же свободных частот – в самом Харькове. Во Львове сайт насчитал 9 свободных частот; в городе также доступен сигнал польских радиостанций – по 5 из практически приграничного Перемышля и города Замосць, находящегося в 130 км от Львова. 

Процессы, связанные с частотами, зависят от двух госорганов – Нацсовета и УГРЦ, работающих в тесной связке друг с другом: регулятор заказывает у УГЦР выводы о возможности использования частот. Это может сделать только Нацсовет (либо по своей инициативе, либо по заявлению вещателей), и платит за выводы УГЦР тоже Нацсовет, для чего в его годовом бюджете прописывается отдельный пункт расходов. Просчет одной FM-частоты обходится примерно в 10 тыс. грн, и Нацсовет хочет внести изменения на законодательном уровне, чтобы вещатели самостоятельно могли оплачивать выводы УГЦР.

По мнению Евгения Лахно, в связке Нацсовета и УГЦР последний – «слабое звено»: «Несмотря на то, что сотрудников в УГЦР больше тысячи, за частоты для радио отвечает всего три человека. Двое из них не имеют профильного радиотехнического образования, зато имеют огромный административный опыт отписок. Также есть проблемы на уровне руководства, которое не ориентируется во всех технических аспектах телерадиовещания, особенно связанных с подбором частот для телерадиовещания, и потому смотрит на эти вопросы глазами так называемых экспертов. В такой ситуации решений лучше вообще не принимать, чем принимать такие, которые могут вызвать проблемы».

Да и методы оценки УГЦР, по словам Лахно, устарели: «Монополия УГЦР на распоряжение частотным ресурсом всей страны неправильная и недопустимая. В Польше, например, частоты рассчитывает профильный Институт радио и телевидения во Вроцлаве, имеющий достаточное количество специалистов, научных работников в сфере телерадиовещания. У нас в Одессе есть свой Украинский научно-исследовательский институт радио и телевидения, но по закону этим занимается только УГЦР, который, по описанным выше причинам, просто не в состоянии выполнять свои функции. Методы оценки наличия частотного ресурса, используемые УГЦР, – чисто теоретические, стандартные, прописанные в Соглашениях и рекомендациях МСЭ (Международный союз электросвязи, – ред.), но рассчитанные на старые транзисторные приемники с очень плохой селективностью. Эти методы оценки, к глубокому сожалению, исключают такие действенные методы как тестовые включения и проведения мониторинга на местах. Поэтому УГЦР и уведомляет, что в ряде областных городов частотный ресурс в FM-диапазоне «фактически исчерпан». Вот это аморфное определение «фактически» удручает: что это за факт, кем этот факт определен и признан, где об этом заявлено и опубликовано, остается загадкой».

Из этого следует комплекс проблем, которые становятся официальными причинами отговорок ведомства: «Мне непонятно, почему УГЦР не присваивает частоты с расстоянием 300 кГц в тех местах и случаях, где это возможно и крайне необходимо, как в Одессе или Ивано-Франковске, - продолжает Лахно. – У нас радиостанции идут с шагом 400 кГц – 99,4 МГц, 99,8 МГц, 100,2 МГц. Тогда как в Швеции, Дании, а особенно в Италии и Испании вещание с шагом в 300 кГц и даже в 200 кГц – обычное явление. Так, в Копенгагене одновременно работают радиостанции на частотах 100,9 МГц и 101,2 МГц; 105,6 МГц и 105,9 МГц; 107,1 МГц и 107,4 МГц. В ответ на запрос о возможности использования в Одессе частот с расстоянием меньше 400 кГц УГЦР уверяет, что необходимость шага в 400 кГц законодательно закреплена в международном соглашении «Женева, 84», по которому страны, его подписавшие, распределяют частотный ресурс. Но никаких рекомендаций и технических критериев работы с частотным расстоянием в 400 кГц это соглашение не содержит. В этом легко убедиться, прочитав его на официальном сайте МСЭ – документ доступен на трех официальных языках Союза: французском, английском и испанском. В УГЦР есть перевод соглашения на русский».

Традиционное оправдание УГЦР – FM-частоты мешают аналоговому телевидению – имеет основания, но не всегда: «Просчету новых FM-частот действительно мешают 4 и 5 аналоговые телеканалы – это частоты 87,5-92,0 МГц и 92,0-100,0 МГц, но они задействованы далеко не во всех областных центрах. Поэтому тут нужен индивидуальный подход, - продолжает Лахно. – Желания разобраться у УГЦР нет: его сотрудники не информируют Нацсовет и НОТУ о действиях, совершенных для решения этой проблемы, а посылают формальные ответы, самоустранившись таким образом от решения вопросов, возложенных на ведомство в соответствии с действующим законодательством».

Когда частоты пересекаются в соседних регионах, нужно или выбирать более приоритетный город, или рассчитывать меньшие мощности. К примеру, соседство Днепра и Запорожья сказывается на FM-частотах последнего, куда из Днепра добивает сигнал девяти радиостанций. Иногда же доходит до абсурда – для УГЦР частоты в провинции приоритетнее областных центров: «Однажды нам отказали в расчете в Днепре – мол, заказанные нами частоты будут создавать помехи частотным присвоениям в Новопокровке (88,90 МГц) и Царичанке (89,20 МГц). УГЦР указывает, что эти (и многие другие) частоты являются плановыми и будут использоваться после отключения аналогового телевидения. Но что это за план, из-за которого запланированным частотным присвоениям в маленьких населенных пунктах невозможно присвоить частоты для FM-вещания в областных центрах, в УГЦР не показывают. Через два года, несмотря на эти отписки, мы получили частоту в Днепре. Вопрос: что это был за ответ от УГЦР? Экспертиза электромагнитной совместимости, за которую нужно заплатить, или бумажка, рассчитанная на оленеводов Крайнего Севера? За эти расчеты никто не платил. Выводы делайте сами», – возмущается Лахно.

Главная проблема, по мнению Евгения, – в системе принятия решений. Он вспоминает, что при необходимости построить коммерческие общенациональные сети частоты находились в рекордные сроки, и раскрывает секреты построение национальных FM-сетей: «Ни для кого не секрет, что частные телерадиокомпании заинтересованы в вещании преимущественно в городах-миллионниках, а то, что НОТУ считает приоритетным развитие FM-сети именно в областных центрах, вызывает удивление и непонимание. Прежние составы Нацсовета предпочитали радиокомпании, которые пропагандируют советский, российский, тюремный образ жизни и образ мышления, их песни и фольклор. Когда надо – частоты для них тут же появлялись. Как строились FM-сети? При Януковиче, например, было указание «сверху», от Клюева, и FM-сеть появлялась за три дня. Последней радиостанцией, которая получила частоты таким образом, была компания «Новий обрій». Тогда она имела позывной «Супер радио» (сегодня – «Радио Пятница» из «Радиогруппы УМХ» беглого Сергея Курченко, – МН). Странным образом Генпрокуратура не нашла нарушений в проведении конкурса, о том, что эти частоты Нацсовет получил с нарушениями закона, почему-то никто не вспоминает». 

«Украинское радио»: бой за Харьков, Одессу и Ивано-Франковск

По состоянию на сегодня FM-сеть «Украинского радио» охватывает всю Украину, кроме Харькова, Одессы и Ивано-Франковска – в этих регионах УГЦР найти частоты не может. Хотя первые два должны были стать приоритетными, поскольку стратегически важны для информационной безопасности страны. FM-сеть радиостанций «Промінь» и «Культура» намного скромнее: в основном это частоты в провинции, доставшиеся вещателям с вливанием областных государственных радиостанций в систему НОТУ.

В Харькове УГЦР все же нашел свободную частоту – 91,6 FM. Сейчас она выставлена Нацсоветом на конкурс. Поговаривают, что НОТУ подала на конкурс «Культуру», а для УР-1 ждет частоту «Радио Вести» (100,5 FM), лицензию на которую Нацсовет не продлил в феврале из-за ряда нарушений. Последние полгода холдинг «Вести» судится с регулятором (недавно проиграл апелляцию), и это – основная причина отсутствия частоты в конкурсе. Та же история – с частотой «Радио Вести» в Киеве.

О том, как УГЦР удалось просчитать частоту в Харькове, рассказывает Всеволод Чебодаев: «Год назад я подсказал частоту 91,6 FM в Харькове главе Нацсовета Юрию Артеменко. Оказалось, что частота подходит, хотя до этого говорили, что в Харькове свободных частот нет. Через некоторое время он мне позвонил: сказал, что я заметил то, чего «целая армия технарей» не замечала, и тот, кто будет вещать на этой частоте, должен назвать ее моим именем. После этого Артеменко спрашивал, могу ли я своим «гуманитарным» взглядом посмотреть по другим регионам». О том, что информацию о свободных частотах можно найти в открытых источниках, чиновник, вероятно, не знал.

Впрочем, проку с найденной в Харькове частоты немного. Ее мощность – всего 100 Вт (больше будет мешать аналоговому телевидению), тогда как российские радиостанции вещают из Белгорода на Харьков по 1кВт: «Страна-агрессор с нами не нянчится – врубает свои FM-передатчики минимум на 1 кВт. А частота 91,6 МГц с мощностью 100 Вт, которая сейчас выставлена на конкурс, может покрыть сигналом только сам Харьков и незначительную территорию вокруг областного центра», - резюмирует Чебодаев.

С просчетом частот для «Украинского радио» в Одессе и Ивано-Франковске не сложилось. Хотя свободные частоты есть. Например, на найденной частоте в Ивано-Франковске НОТУ предлагала провести эксперимент – заручившись поддержкой Концерна РРТ, включить тестовое вещание и посмотреть, будет ли FM-сигнал мешать кому-то из вещателей. Но реализовать план не получилось: как рассказывает Евгений Лахно, письмо НОТУ чиновники оставили без ответа. В случае с Одессой Нацсовет ответил, что просчитать частоты невозможно из-за отсутствия международной координации с Молдовой. Как общаться с государством, на границе с которым находится непризнанное Приднестровье, неизвестно.

«Одесская область частично покрывается FM-радиовещанием из Молдовы и Румынии – чем дальше на юг, тем меньше украинских радиостанций. В самой Одессе работают почти все украинские сетевые станции: в FM-сети есть и «Русское радио», и «Армянское радио», нет только «Украинского радио», - говорит Евгений Лахно и отмечает побочный эффект соседства с непризнанным Приднестровьем. – В селе Григориополь самопровозглашенного Приднестровья расположен мощный передающий центр, который на средних волнах, незаконно действующей частоте 1413 кГц, круглосуточно транслирует на всю территорию Украины российскую государственную радиостанцию «Вести FM». Чем создает препятствия для приема населением нашей страны программ Всемирной службы радиовещания Украины, транслируемых на частоте 1431 кГц».

УГЦР уверяет, что не может позволить запустить «Украинское радио» на частоте 89,3 FM в Одессе, поскольку частота мешает не только аналоговым телеканалам, но и некой радиостанции из молдавского города Тигина. Отмечу лишь, что на самом деле Тигина – старое название приднестровского города Бендеры.

Отсутствие вещания в Харькове, Одессе и Ивано-Франковске – далеко не все проблемы сети «Украинского радио», которому пришлось отказываться и от вещания в УКВ-диапазоне. «По закону радиостанции не могут вещать параллельно в УКВ и FM-диапазоне на одной территории, - объясняет Евгений Лахно. – «Украинское радио» прекратило вещание на УКВ-частотах в тех населенных пунктах, где получило лицензии на вещание в FM-диапазоне, но поскольку мощность введенных в эксплуатацию FM-передатчиков значительно меньше мощности выведенных из эксплуатации УКВ-передатчиков, территория покрытия УР-1 сократилось, что и привело к сокращению количества радиослушателей. В результате они засыпали письмами и нас, и Нацсовет». По словам Лахно, состояние проводной сети общественных радиостанций, за которую отвечает «Укртелеком», не менее печальное: «Количество основных радиоточек у «Укртелекома» уменьшилось с 16,6 млн в 1991 году до 1,4 млн в 2015-м. По итогам 2016-го их осталось меньше миллиона. Вторую и третью программы «Украинского радио» в проводной сети можно слушать только в нескольких областных городах».

Приграничное вещание: все плохо, но выход есть

Больше всего удивляют ответы УГЦР о невозможности расчета частот в приграничных регионах, которые были получены «Украинским радио» в 2014 году. Оказывается, в том же Харькове УГЦР, несмотря на военную агрессию РФ, защищал частоты радиостанций из Белгорода: «В разгар боевых действий на Донбассе в 2014-м, когда Россия нарушила Будапештский меморандум, мы получили отписку от УГЦР, что запрошенные нами частоты для просчета на вещание в Харькове могут мешать… российским радиостанциям в приграничных территориях, что является нарушением соглашения «Женева, 84», - говорит Евгений Лахно. – Получается, УГЦР защищает частотные интересы оккупанта, не выделяя ресурс для организации противодействия вражеской пропаганде? А то, что РФ нарушает соглашение «Женева, 84», запустив российское вещание в Крыму и Донбассе, никто в УГЦР во внимание почему-то не берет. Кстати, ничего не слышно об исках в международные суды относительно захвата частотного ресурса Украины, как, например, это было сделано в отношении морских ресурсов и портов», – резонно отмечает Евгений.

При этом ситуация с украинским FM-вещанием в Харькове и восточных районах области просто плачевная: «Радиостанции Белгорода уверенно прорываются на территории Великобурлукского, Волчанского, Двуречанского, Дергачевского, Золочевского, Купянского и Печенежского районов области. В то же время «Украинское радио» в FМ-диапазоне транслируется только в трех (!) райцентрах – FM-передатчики УР-1 есть в Великом Бурлуке, Изюме и Купянске, - делится информацией Всеволод Чебодаев. – Они покрывают вещанием только четверть территории области, ее восточную часть. Прекрасно слышно российские станции и в северной части, и вглубь области они попадают на 50-60 км. Их сигнал спокойно ловят на автомобильные и стационарные приемники в Люботине, а это около 100 км от Белгорода. Из свежих новостей: в Белгороде тестируется «Радио Маяк» на 88,7 МГц. А в Старом Осколе радиостанции запустили полноценно. Времени там не теряют. Контент – соответствующий. На радиостанции «Спорт FM» случайно услышал, на минуточку, о том, как «недоразвитая Европа» имеет наглость называть Крым украинским, а на «Комсомольской правде» рассказывали, как каратели из ВСУ обстреливают мирное население Донбасса».

Не менее интересен ответ УГЦР о результатах расчета в приграничных Суммах – просчитать частоты нельзя, потому что они могут создавать помехи российским FM-станциям.

Ситуация с нашими западными границами – не лучше: в Ужгороде и Черновцах доступнен целый спектр иностранных радиостанций.

Особенно выделяется Ужгород, где венгерские радиостанции вещают вперемешку со словацкими и румынскими. И удивляют тут расстояния, с которых сигнал иностранных радиостанций добивает в украинский областной центр. В Ужгороде доступны 14 словацких радиостанций разной мощности из пяти городов (Михаловце, Стражске, Кошице и Бановце-над-Бебравоу), 7 венгерских радиостанций из двух городов (Токай и Шаторальяуйхей) и одна румынская из города Негрешти-Оаш.

Расстояние от словацкого Михаловце до Ужгорода – неполных 40 км, от города Стражске – 55 км, от городов Кошице и Прешов – около 100 км, от Бановце-над-Бебравоу – это самый западный город Словакии – уже 400 км.

Если расстояние от Ужгорода до венгерского города Токай напрямую составляет 120 км, то до Шаторальяуйхей – 70 км, но через границу со Словакией. То есть венгерские радиостанции из города с непроизносимым названием слушают еще и в граничащей с Украиной и Венгрией части Словакии. Расстояние от Ужгорода до румынского Негрешти-Оаш – 160 км, несмотря на это, сигнал румынских радиостанций в Ужгороде доступен.

В Черновцы добивает радиосигнал восьми станций из пяти румынских городов – Дарабани (75 км), Сучава (80 км), Бродина (95 км), Ботошани (100 км) и Кымпулунг-Молдовенеск (120 км).

Евгений Лахно уверяет, что Украина и страны-соседи (без РФ) координируют частоты постоянно, независимо от того, насколько далеко они находятся от границы. «Процедура международного соглашения по плану «Женева,84» такая: страна отправляет информацию другой стране и ждет ответа. Если за условные 100 + 14 дней ответа нет – значит, страна-соседа претензий к частоте не имеет. В 1984 году мы еще не развивали FM-вещание, тогда как наши западные соседи уже начали это делать. Из каких соображений (скорее всего, политических) строился план «Женева, 84» неизвестно, но странам, граничащим с Украиной на Западе, особенно Румынии, удалось получить гораздо лучшее покрытие. Закарпатье – очень сложный регион: с одной стороны – Словакия, со второй – Венгрия, с третьей – Румыния. От Ужгорода до словацкой границы всего15 км. Радиостанции соседних стран, разумеется, будут охватывать город». 

Проблема малой мощности приграничных частот зависит от вещателей – все они коммерческие, приграничные регионы их не интересуют. Зато, как видим, они интересуют наших западных и восточных соседей, хотя никакой коммерции в этом нет. В целом, решить проблему с малой мощностью, оказывается, нетрудно. Что на самом деле мешает запустить на приграничных частотах украинские FM-радиостанции, перебив сигнал доступных там иностранных радиостанций? И не понадобится специальное глушение.

Как видим, FM-частоты все же есть, но политической воли отдать их НОТУ на развитие общественного радиовещания нет, поэтому и появляются вот такие странные объяснения чиновников. Почему государство заботится о покрытии иностранных, а не украинских радиостанций в приграничных территориях, я не знаю. Но миф о невозможности вести вещание в приграничных регионах мне, надеюсь, развеять удалось. Теперь остается лишь наблюдать за дальнейшими действиями чиновников.

закрити

Додати коментар:

SVOBODA.FM - LIVE!
Listen on Online Radio Box! SVOBODA.FM



Архів прямих трансляцій на YouTube: YouTube.com/holovatenko

Реклама на сайті SVOBODA.FM


SVOBODA.FM - LIVE!
Фотоновини

  Без звичного світлофора не розминулись тролейбус, авто і архів

SVOBODA.FM

RedTram
Загрузка...
Північний вектор